Ссылка на видео отсутствует или повреждена.

Вход Или регистрация

Войти с помощью::

Регистрация или вход

Обратите внимание, все поля являются обязательными для заполнения.
Войти с помощью::

Восстановление пароля или регистрация

 

 

    

                    

 

 

Андрей Амлинский:

«Сама проблематика современного маркетинга стала артовой»

 

 

                          

                                                                                                                                                                 

 

 

 

 

Креативный директор Amlinsky Creative Strategies, член жюри Каннского фестиваля рекламы Андрей Амлинский рассказал Zillion о синергии современного искусства, науки, консалтинга и маркетинга. Много вдохновляющих идей, уникальный язык, новые подходы и отношение к жизни, которому стоит поучиться.

 

Материал из первого номера журнала Zillion. Интервью: Анастасия Подберезкина. Фото: Мария Малая для Zillion

 

 

        

                 

 

 

                                 

 

 

 

 

 

            

                                                                                                                                                                                                                                             

                      


    

                                                                                           

 

                                                                           

Андрей Амлинский

 

Креативный директор агентства «Amlinsky – креативные стратегии» (клиенты: «Эльдорадо», «IL Патио», BORK и др.). В прошлом работал в NFQ, «Бегемот», «BBDO Маркетинг Москва», Instinct/BBDO: создавал рекламу для брендов Pepsi, 7UP, Broun, Gillette, Wrigley, Snickers, M&Ms, IKEA. 

Призер и победитель международных фестивалей рекламы «Каннские львы», EPICA, «Золотой барабан», Red Apple, фестиваля малобюджетной рекламы во Флоренции. Член жюри Каннского, Лондонского, Киевского и Московского фестивалей рекламы.

Автор слоганов: «Есть идея. Есть IKEA» (признан лучшим слоганом двадцатилетия), «Не тормози – сникерсни» и «В любом месте веселее вместе». Ведет курсы в ВШЭ, РГГУ и Британской высшей школе дизайна. Разрабатывает креативные стратегии для брендов.

 

 

 

 

 

                                                                                                                                                

 

 

 

                   

 

Искусство + маркетинг

Как устроен современный маркетинг 

          

 

         

Андрей, на одном из фестивалей вы говорили о том, что пересечение искусства и маркетинга дает синергетический эффект и за этим – будущее. 

Андрей Амлинский: Реклама всегда паразитировала на искусстве. Она обращается к массовому сознанию, а значит, к массовым смыслам и паттернам, к массовым иконам – картинкам, которые знают все. Поэтому вначале использовали самый простой способ: брали известную картину, например «Шоколадницу», и делали с ней рекламу кофейни. Потом реклама стала тоньше: компании шампанских вин приглашали известного художника эпохи модерна Альфонса Муху, и он делал для них элегантные зарисовки.

Потом отношения искусства и рекламы начали усложняться, потому что художники сами стали понимать в маркетинге. Те же Дали или Энди Уорхол – одни из лучших маркетологов в мире. Я был в музее Дали в Фигерасе, и самое интересное там – не его работы, инсталляции и так далее, хотя они очень забавные и остроумные. Самое интересное – записные книжки, которым позавидует любой арт-директор. На каждой странице такое количество придумок, причем не философских, а именно рекламных, фишек, как у нас принято говорить.

Сейчас возник большой интерес к современному искусству. Во-первых, потому что оно шагнуло на улицу, а во-вторых, потому что оно стало большим бизнесом. Когда работы современных художников стоят по сто миллионов, то это уже серьезный бизнес, сопоставимый с продажей автомобилей. Искусство стало особенно заинтересовано в таких маркетинговых приемах и технологиях, как вовлечение или использование штампов общественного сознания.

Сейчас виден еще более интересный процесс: даже неангажированное, некоммерческое искусство, которое по идее ненавидит маркетинг, пользуется рекламными технологиями. Например, знаменитый французский уличный художник JR делает огромные акции в крупных городах, таких как Берлин. Один из его проектов, «Морщины города», – это гигантские портреты стариков, которые он партизанским способом наносил ночью на крупные здания. Во-первых, эти лица интересно выглядели в среде, а во-вторых, они смотрели в душу современного человека. Эти старики на зданиях и сами города-старики с улицами-морщинами – в этой акции было много ассоциаций, человеческого звучания и смыслов, которые часто выталкивают из социума. Мы ведь живем в символических рядах. Сейчас в обществе культ молодости, все немножко бесчеловечно, напоминает фитнес-клуб, «старикам тут не место». А тут вдруг возврат к человечности.

Другой его арт-проект был сделан на Таймс-Сквер в Нью-Йорке. Идея была такая: «Я не художник, художники – вы, я – только интерпретатор. Я могу напечатать на плоттере ваш портрет при условии, что вы наклеите его сами». И вот сто тысяч человек на Таймс-Сквер пришли и заклеили улицу огромным ковром из человеческих образов. Это на самом деле очень круто.

Или вот он сделал еще один потрясающий проект. В Бразилии, в фавелах – бедных районах, где подростки умирают из-за наркотиков или противостояния уличных банд, – он наклеил на фасады и крыши домов большие изображения глаз тех матерей, чьи дети погибли в разборках. Эти глаза смотрели на людей и на небо, были обращены к Богу. И главное – он наклеил эти глаза на поезд, который всегда проходит через эти фавелы. Представьте, движущиеся плачущие глаза матерей, потерявших детей.

 

         

Выступление JR на TEDx.

 

 

JR – абсолютно неангажированный, некоммерческий человек. К нему обращались за рекламой разные бренды, в том числе Louis Vuitton. Но ему ничего не нужно, он говорит: «Я не хочу продаваться». Есть только две возможности общения с ним. Он говорит: «Если у вас есть здание, на которое вы разрешите что-то наклеить, я буду с вами общаться». Или второй вариант – продвинутые нью-йоркские миллионеры купили ему дорогое современное оборудование, огромные плоттеры для создания его арт-работ. Я был на открытии его выставки в Берлине, общался с его друзьями, которые ночью помогали ему все это расклеивать. Сначала полицейские ловили его, а потом сами же держали ему ведерки со специальным составом, чтобы клеить портреты. Вот это современный акционизм. А по своей сути это тот же Outdoor.

Я вот недавно был в Каннах, где российское агентство получило приз за олимпийский рекламный павильон «Мегафона» с выпуклыми лицами людей на стене. С одной стороны, это даже уже не фотографии и не Outdoor – по форме это абсолютно современное искусство, Modern Art, Digital Art. А с другой стороны, это реклама. И опять же, сам JR пользуется такими методами. Просто в лицах, которые сделал «Мегафон», смысл не столь драматичный и не столь глубокий, как у JR. Искусство отличается тем, что оно говорит правду, а реклама говорит не всю правду.

 

 

          


Андрей Амлинский: Сейчас одни бренды спонсируют футбольные матчи, но это немного плебейский вариант. А Sophisticated Brands, то есть продвинутые бренды, использующие современные технологии, хотят спонсировать артовые акции. Вот, скажем, Samsung, который тоже получил приз в Каннах, сделал проект, очень близкий к этим тенденциям. Италия известна своими Artigianale, то есть всем, что сделано вручную. У нас принято считать, что художник – это что-то высокое, с большой буквы. А в Италии художник – это ремесленник, хороший специалист: позвали Микеланджело, и он что-то расписал. Никакой эманации, что он гений, нет – он просто рисует лучше других. И это восприятие распространено там до сих пор. Так вот в Италии, к сожалению, умирают локальные искусства, ремесла-искусства, высокое ремесло. Отлично ботинки пошить – это ведь тоже искусство. Ковка по металлу, скрипичное дело – подобные ремесла-искусства постепенно уходят. Samsung нашел таких мастеров и с помощью своих планшетов и телефонов транслировал их Digital-уроки, чтобы молодежь могла онлайн учиться высоким ремеслам. Это использование современных технологий для пропаганды классических ценностей.

Вот примерно так сейчас развивается маркетинг. Это уже не просто «человек сидит перед телевизором, и его удивляют какими-то картинками». Сама проблематика современного маркетинга стала артовой, не только с точки зрения визуальной интерпретации, подачи, красоты, каких-то здорово придуманных вещей, но и с точки зрения воздействия.

В тех же Каннах уже несколько лет есть тенденция на так называемый Storytelling, то есть умение рассказывать истории. И это уже истории другого типа. В 90-е Nike рассказал нам потрясающие истории про борьбу добра и зла, героев и монстров. Это было завораживающе: действо, конфликт.

Сейчас всем интересны личные, человеческие истории, судьба человека, архетипы реальных взаимоотношений. Все хотят, так сказать, стеклянный дом. Фактически «Дом-2», вот это подглядывание – проекция той же тенденции, только в уродливой форме. Все хотят подглядывать, но одни хотят, чтобы камера была в душе, а другие – в душе. Вот так устроен современный маркетинг.

Наш маркетинг, конечно, очень консервативный в этом плане, он все еще близок к пропаганде, «не жалеет ни стариков, ни женщин, ни детей». А маркетинг развитых стран принимает весьма сложные амбивалентные формы. Здесь уже никто не идет в лобовую атаку. Все ищут умные, тонкие, человечные, но в то же время технологичные подходы. Чтобы это было правдивым, завораживающим и классно сделанным – как в современном искусстве.

Вот знаменитый современный художник Джефф Кунс: в своих ироничных работах он смеется над мелкобуржуазностью, над мещанством. Он делает из хромированной стали большие разноцветные объекты в форме надувных шариков и всяких игрушек. Это такие символы лужайки средней Америки. А художник Дэмиэн Херст сделал работу с мраморными таблетками на полках. Идея в том, что мир уже объелся антидепрессантов. Сейчас все поняли, что даже банальность, поданная в виде очень ценного продукта, становится событием. То же самое сейчас в рекламе: берут какую-то очень простую, житейскую вещь, но продакшн ее очень дорог, и качество таково, что все потом хотят это разносить. Раньше схема была такая: миллион тратили на ролик и 10 миллионов – на его продвижение по телевизору. Теперь три миллиона тратят на впечатляющий ивент и ролик о нем, а потом ни копейки на медиа, потому что весь мир начинает постить это. Вот так это меняется структурно.

Что еще, какие тенденции объединяют рекламу и современное искусство? Реклама любит масштаб, и современное искусство любит масштаб. Про это – все те огромные флешмобы, такие знаменитые акции, как миллион голых тел, которые что-то изображают. Или вот мой любимый художник Кристо, который «упаковал» Рейхстаг в ткань и перегородил огромными полотнами долину в Америке. Бродский сказал такую фразу: «Может ли существовать поэзия после Освенцима?». Имелось в виду: может ли вообще прелестное, легкое и само искусство существовать после таких ужасных вещей, после гибели целых поколений и народов? Современное искусство вышло за рамки классического – оно воздействует через мощные, гигантские вещи. Сейчас надо «упаковать» Рейхстаг, чтобы вашу мысль услышали. Мы видим в новостях, как переворачиваются корабли и падают самолеты. В блокбастерах роботы разрушают города. На человека воздействуют визуально огромные элементы. Все крупные художники и рекламщики понимают, что надо играть по-крупному, делать сопоставимые по масштабу вещи.

Мы живем в эпоху массовой культуры, массового сознания и массовых коммуникаций, поэтому, чтобы тебя услышали, это должен быть рев или одинокий голос человека, голос правды в тишине – простая, но трогательная история, чья-то судьба. А просто разговоры и ролики, где девочки идут в рапиде по берегу моря, уже никого не трогают. Нечто среднее уже не работает. Сейчас перед человеком развертываются такие драмы: исторические, политические, военные конфликты, которые «со страшным грохотом подходят к изголовью», как сказал поэт.

            

 

 

 

 

БРЕНДИНГ. ТОЧКИ КОНТАКТА: КОНВЕРТИРУЕМ ВНИМАНИЕ В ДЕНЬГИ

      

               

СЕГМЕНТАЦИЯ ПОКУПАТЕЛЕЙ 

 

 

 

 

          

Маркетинг + человеческие истории

Как общаться с аудиторией через истории

          

 

          

Почему перестает работать то, что работало раньше?

Андрей Амлинский: Мы немножко спрямляем какие-то вещи, обобщаем и, не зная мира, судим, как он устроен. У человека есть «моральная железа» внутри, где-то в районе сердца или души. 2000 лет эта «моральная железа» была заполнена религией. Сейчас в силу объективных и субъективных причин, может быть из-за зверств во имя религиозных убеждений, она теряет свои позиции во многих странах и уходит из жизни человека. Зачастую и в Европе, и в России внешняя религиозность носит ритуальный характер: «Я не знаю, что это, но все это делают». Это место в нас не может быть свободно: оно заполняется злом или поисками совести и добра.

Недавно я смотрел концепции, которые привезли на «Каннские львы», и думал, что у нас это никого бы не тронуло. Показывают снятую Ogilvy Taiwan для TC Bank историю друзей-стариков, которые в юности путешествовали и объездили на мотоциклах всю страну. И вот после похорон одного из них эти больные старики объединяются, чтобы встретить закат там же, где сфотографировались в молодости. Реклама основана на реальной истории и выглядит, как документальный фильм. Это очень трогательная история, в которой люди возвращают себе ощущение молодости. В этом трагизме жизни как бесконечного путешествия есть поэзия. Но я с грустью подумал, что у нас эта серия роликов мало кого тронула бы. Сантименты – ну кому это сейчас вообще? Ржача нету, не зафотожабишь стариков.

Люди в разных странах находятся в разных кондициях. И Восток, и так называемая умирающая Европа пытаются найти что-то человеческое, а мы отдаляемся от цивилизованного мира – у нас все больше про человека из железа – люди объединяются, как икринки, в такое гигантское существо, нечувствительное к нюансам. Оно чувствительно только к «наши – не наши». У нас сейчас офигевают от того, что можно сделать за свои деньги нечто такое, что никто не может себе позволить – как вот тот павильон с выпуклыми лицами. Нас трогают технологии, а кого-то трогает одинокий голос человека.

            

 

Ролик о стариках-байкерах.

 

 

          

Маркетинг + консалтинг  

Как устроена работа мобильного агентства

          

 

          

Андрей, у вас интересно устроен бизнес. Речь идет о креативных стратегиях, и сама концепция бизнеса заточена под творческий маркетинг. Могут ли по этой концепции организовать работу владельцы начинающих агентств? Или это возможно только при таком опыте, как у вас?

Андрей Амлинский: Наша концепция жизненная, она не умозрительная и не выдуманная. Она проистекает из простых вещей: из здравого смысла и нашего профессионального опыта. Я работал в крупном российском агентстве, в маленьком, но очень креативном российском агентстве, в крупном сетевом западном агентстве – лет семь проработал в BBDO. Все это дало мне уникальный опыт: понимание рекламных технологий и структурных вещей, понимание того, как устроен бизнес. Я считаю, что современный бизнес, в принципе, и должен быть устроен таким образом, как у нас.

Современные бизнесы в России – достаточно архаичные структуры. Все хотят иметь активы. Говорят: «Ну, какие у него активы? Давайте отнимем у него активы». Наше сознание выросло на сказках, в частности про Маркиза Карабаса, – и все хотят быть Карабасами: иметь поля, крестьян, замки и фабрики. Все хотят иметь имущество, а потом имеют головную боль и забастовки. А мы считаем, что главное – это интеллект. Он умещается в достаточно маленьких вещах: в голове, в компьютере, в смартфоне. Интеллект – вещь мощная, но исключительно маленькая, его всегда можно взять с собой, а завод или гигантское рекламное агентство с собой не возьмешь. Наверное, эти большие компании, где 500 сотрудников и 1000 менеджеров бегают туда-сюда по этажам, существуют не только потому, что у них много работы, но еще и потому что они своими огромными мраморными коридорами, где выставлено современное искусство, завораживают клиентов. А мы считаем так: поскольку мы работаем в интеллектуальной сфере, то верить можно только работам, тому, что уже создано, а не фасаду и вывеске.

Наша концепция – в том, чтобы иметь как можно меньше активов. Поэтому мы работаем следующим образом. Есть базовая группа – костяк, и есть мобильная группа специалистов в самых разных областях и странах, с которой мы работаем. А остальное – аутсорсинг.

Как устроена такая работа?

Андрей Амлинский: Мы не будем мучиться со шрифтом, а просто возьмем лучшего шрифтовика и на основе его шрифта сделаем фирменный стиль. Мы знаем концепцию, мы ее сами разработали, и никаких секретов от клиентов нет. Часто агентства полуофициально прячут свою прибыль в человекочасы, в продакшн, к примеру, снимают ролик не за 100 тысяч, а за 120. Либо они официально берут агентскую комиссию. У нас такого нет – есть гонорар в чистом виде. Мы говорим: «Мы разрабатываем концепцию, фирменный стиль, сценарии роликов, эскизы для рекламы и т. д. Все остальное делают наши саплаеры». Продакшн-режиссеры снимают ролики, и мы участвуем в их создании. Шрифтовики рисуют шрифты, а дизайнеры делают нам в павильонах технологические вещи. Мы говорим: «Давайте обратимся в компанию X в городе Лугано, она нам сделает эти конструкции. А в Лондоне то и то сделает компания Y». Так что у нас открытая концепция деятельности – это первое.

Второе: тенденция на развлекательную рекламу ушла, сейчас реклама – это комплексные, интегрированные, умные решения, которыми мы и занимаемся. Креатив, все элементы классической рекламы и современной коммуникации, ролик, Outdoor, бренд и PR – все эти составляющие находятся в синергии, и одно вытекает из другого. Нет такого: «Концепция не нужна, нам только пару роликов». Мы делаем именно комплексные вещи.

Как-то у меня был разговор с одним миллиардером, владельцем одной из крупнейших сетей в России. Он давил на меня авторитетом и миллиардами, пытался убедить, что прав. Я сказал ему: «Конечно, в абсолютных цифрах наши бизнесы несравнимы. Но вдумайся: у тебя десять тысяч сотрудников, тысяча магазинов и чистая прибыль, которую порождает эта махина, – 49 млн долларов. А у нас в разы всего меньше, но результаты труда сопоставимые». Он задумался и ответил: «Да, твоя система более эффективна».

Понятно, что мы маленькие, но мы эффективны. У нас нет специального представительского офиса, есть только технический бэк-офис. Мы считаем, что можно провести переговоры и по Skype, не обязательно пускать пыль в глаза. Это подвижная концепция. Ее особенность заключается еще и вот в чем – у нас нет «стен». Обычно в классических рекламных агентствах между отделами существуют «стены», об этом много говорилось в Каннах. У нас может работать и художник, мы очень хорошо знаем западную арт-сцену, потому что одно из наших подразделений находится в Берлине. А именно там сейчас происходит все главное в европейской культуре. Мы знаем многих творческих людей из смежных профессий. У них незамутненное сознание, они мыслят не штампами. Это очень важно, потому что рекламщики часто мыслят штампами, подобное лечат подобным: «А вот два года назад уже были соки. Какие концепции у нас завалялись? Давай попробуем перепродать?». Вот мы не так думаем. Если речь о соках, то мы ищем свежие ресурсы, например, расспрашиваем велосипедистов о том, что они пьют в дороге и как это на них влияет. Получается, как с китайской едой. Если с европейской все понятно, то с китайской не ясно, мясо это или рыба. Вот это более современный и свежий взгляд на вещи.

Тут есть нюанс – чтобы решать такие задачи, мало этой структуры работы. Нужны еще две вещи: наработанное имя и действительно способности. Вот был в комнате какой-то великий рекламщик – и родилась великая идея Volkswagen «Think Small». Гениальные вещи нельзя рассчитать математически. Нужно какое-то парадоксальное, яркое, смелое, творческое мышление. Им обладают не все люди, и поэтому в каждой области существуют гуру. Если молодой человек сейчас скажет: «Я создам мобильное агентство, у меня не будет офисов, мы обложимся компьютерами, а я буду дружить с художниками», – то внешне будет похоже, но это будет не то. Нужно иметь вес на рынке, чтобы решать сложные задачи, связанные с большими деньгами. Не теми деньгами, которые мы получаем за проекты, а теми, которые компания тратит на вывод бренда на рынок. На это нужно 20 млн долларов, к примеру. Это серьезно, не каждый мальчик правильно и настолько продвинуто распорядится такой суммой, чтобы люди начали покупать и говорить о продукте.

Еще одна важная вещь, наше ноу-хау: мы мыслим широко и глубоко, категориями бренд-строительства. К сожалению, у нас мало занимаются бренд-строительством, обычно это поверхностное обслуживание. Фактически то, чем мы занимаемся, – бизнес-консалтинг. Но поскольку у нас страна советов и бизнесмены не любят, когда им прямо советуют, эта функция спрятана в форму креативного стратегического подхода.

Как это реализуется на практике?

Андрей Амлинский: Например, мы приходим в ресторан, наблюдаем и спрашиваем: «А почему у вас такие официанты неулыбчивые? Почему они одеты ужасно? Они должны быть веселые, молодые, и давайте они будут в шортах – это свежо. А если они будут в шортах, значит, не надо брать тех, у кого кривые ноги. Соответственно, это должны быть улыбчивые девушки с хорошими ногами». Рекламный отдел обычно этим не занимается. Ему нужно продать котлеты, он придумывает картинку, на которой девушка с котлетой. Очень поверхностно. Мы смотрим на саму котлету и говорим: «А может быть, нам сделать специальный вкус? Ведь никто еще не ел котлеты с черемшой. Давайте сделаем». А потом это хит продаж. Мы влезаем во все эти вещи: что это, как выглядит, какие смыслы несет в себе, какие Consumer Insights закрывает и почему котлеты? А потому что население все время мигрирует. Например, студенты переезжают из Новосибирска в Москву и скучают по маминым котлетам – значит, кто-то должен их дать им. Есть бургеры со стандартизированными котлетами «для всех». Значит, у вас это может быть не стандартизированная котлета, а какая-то мамина, «с маминой слезой». Вот так это и рождается, как живое существо. Тогда правды в этом больше, тогда люди начинают верить в этот бренд и покупают его. Он становится таким «намоленным», а не просто гадостью, обтянутой оберткой рекламы.

 

          

 

      

 

 ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛИДЕРА. ЦЕЛИ, ОТНОШЕНИЯ, ЛИЧНОСТЬ: КАК НАЙТИ БАЛАНС

      

РАБОТА С ЗАПАДНЫМИ БРЕНД-КОМПАНИЯМИ


 

 

          

Здравый смысл + любовь к жизни

Как относиться к стабильности и нестабильности

          

 

          

Все это отражает важные процессы: поиск инсайтов и принципиально новых подходов, мобильность, междисциплинарность, целостный подход.

Андрей Амлинский: Человека, который долго живет на одной и той же улице, в одном и том же доме, захватывает вязкая иллюзия, что мир не меняется, а меняются календарь или погода. А в действительности мир – это такое тело, на котором бесконечно борются бактерии. Этого не видно, но каждую секунду в мире многое меняется, и надо поймать это ощущение. Человек всегда пытается сделать раз и навсегда, но чего-то суперстабильного не может быть.

Стабильность рождает одинаковость: например, все ритейлеры выпускают желтые щиты с ценами, и человек в какой-то момент становится нечувствителен к этим воздействиям. Он едет по Ленинградке, где стоит 500 щитов с чайниками от 500 фирм. Это уже не работает, он смотрит мимо, его все отвлекает. Нет ничего постоянного и стабильного. Нужно чувствовать течение жизни и плыть вперед – тогда выплываешь к новым или старым смыслам.

Вот это еще одна вещь о том, как у нас устроена работа, – мы очень любим жизнь и находимся в самой гуще жизни. Как ни странно, большинство людей, даже рекламщиков, не любят жизнь. Они живут в искусственной среде, в аквариуме посреди пруда. У нас был такой случай. Есть BBDO Universities для всех, кто работает в этой сети агентств. Сотрудники со всего мира собираются и учатся друг у друга, обсуждают аспекты бизнеса. И вот мы как-то собрались на BBDO Universities, это было в Испании. Наша интернациональная группа проводила вечер за общением в такой расслабленной атмосфере. Ночью там тепло, и все побежали купаться. А поскольку это было после занятий, то все были в обычных шортах, брюках и джинсах. Купальных костюмов ни у кого не было, плюс темно уже и все чуть-чуть веселые. Поэтому все скинули одежду и, как в детстве, голышом заскочили в воду. В этом не было ничего эротичного, а просто было весело и дружно. Со мной был представитель нашего агентства, такой в очках и сатиновых трусах до колена. И я сказал ему фразу, которую помню до сих пор, потому что она относится к теме нашего разговора: «Понимаешь, пока ты не снимешь трусы, ты не почувствуешь Consumer Insight – а он как раз был стратегом. – Потому что жар, холод – все это должно как-то касаться тебя. Невозможно вот так "в трусах" плыть по жизни». Понимаете смысл, да?

К чему я это: в рекламе часто отсутствует простая вещь – обыкновенный здравый смысл. Люди так не делают – не жуют жвачку, закручивая ее в виде спирали, которую для рекламы готовит специалист. Они просто запихивают ее в рот и чавкают. Из точного инсайта рождается гениальная реклама – например, такая, как про жвачку Beldent. Рекламщики взяли практически идентичных близнецов, посадили эти пары в каком-то пространстве и одному из каждой пары дали жевать жвачку. Дальше они задавали людям вопросы об этих близнецах. Выяснилось, что тот, кто жует жвачку, выглядит более обаятельным, вызывает больше человеческого интереса: «У этого каменное лицо, а у того – живое». Восприятие этих людей оценили на математическом, научном уровне – так математика превращается в искусство. Дело в том, что научно доказано: люди, жующие жвачку, более приемлемы социально, чем те, кто не жует жвачку, есть данные в процентах. Вот это точный инсайт, который отлично работает на бренд. И это реклама не про жвачку, это про человека.

 

            

Рекламный ролик: маркетинг + наука + искусство.

 

  

  

 

 

 


 

 

 

 

          

 

КОММЕНТИРУЙТЕ

Обсуждайте тему, делитесь идеями, дискутируйте с оппонентами, ищите единомышленников.

На образовательном ресурсе секция комментариев – это инструмент коллективного обучения. Вот почему вы получите 30 XP и 2 ZL за каждый конструктивный комментарий к статье.

Узнайте больше о программе «Накопление знаний».

 

          

 

 

   

 

LIKE & SHARE

 

 

Комментарии 4

Прелюбопытнейшая статья. По всему видно, неординарный человек и профессионал. Свободная, легкая мировоззренческая позиция вывела человека на гребень волны. История, к которой есть чему поучиться.
14 января 2015 г. в 21:25
2
Ответить
Yuliya Martynova
Пользователь
Весьма интересная и полезная статья. Андрей - тот человек, который способен открыть голубой океан и не один. Это здорово)
22 апреля 2015 г. в 12:21
1
Ответить
Юлия Коробкова
Пользователь
про Освенцим писал не Бродский, а Адорно. И сдержанное отношение к религии возникло благодаря развитию науки.
27 апреля 2015 г. в 19:58
1
Ответить
Александр Арфеев
Пользователь
видимо, Андрей имел в виду, что Бродский в нобелевской речи процитировал Адорно, спасибо за уточнение. про истоки сдержанного отношения к религии - развитие науки, да, разумеется, но далеко не только эта причина
27 апреля 2015 г. в 20:10
1
Ответить
Анастасия Подберезкина
Автор

Отправить комментарий на Facebook


Рекомендуем к просмотру
Тренды
Новое на Trendspot. Флэш-фикшн: твиттература, чат-книги, дрибл, драбл, 6 и 9. Создатель Telegram-канала «Кароч.» Дмитрий Соловьев рассказывает о микролитературе и фикшн-форсайте
26 августа 2017 г. 18,581
Тренды
Подписывайтесь на новый блог Trendspot by Zillion
13 августа 2017 г.
18,836
Менеджмент
Владимир Завертайлов: «Мой телефонный номер есть в подписи у всех менеджеров. Клиенты этим пользуются редко, но возможность такая есть»
12 июня 2017 г. 19,846
Управление проектами
Zillion.Quick: «Управление продуктом в Scrum», Роман Пихлер
8 июня 2017 г.
17,547
Управление проектами
Мемесы про пиэмов. Chapter 1: топ-5 Романа Вейнберга
18 мая 2017 г.
18,558
Управление проектами
Правда жизы. Владимир Завертайлов («Сибирикс») про управление проектами (18+)
16 мая 2017 г. 5,247
Управление проектами
Стейкхолдер-менеджмент. Как идентифицировать, анализировать и вовлекать стейкхолдеров в проект
15 мая 2017 г.
6,614
Бизнес и финансы
Артур Шомахов: «Бизнес – это деньги, поэтому день надо начинать с денег. Каждое утро у тебя должно обновляться понимание того, что творится с финансами»
9 сентября 2015 г. 23,978
Управление проектами
Zillion.Quick: «Канбан» Дэвида Андерсона
6 мая 2017 г. 7,712
Управление проектами
Zillion.Quick: «Мифический человеко-месяц» Фредерика Брукса
26 апреля 2017 г.
4,789
Управление проектами
Павел Капусткин: «Смотри, наиболее вредна для пиэма непродуктивная эмоция»
12 апреля 2017 г.
20,772
Управление проектами
Чем занимается Project Manager?
20 марта 2017 г. 23,911
Управление проектами
Zillion.Quick: «Корпорация гениев. Как управлять командой творческих людей», Эд Кэтмелл
9 марта 2017 г.
7,866
Управление проектами
Проектное мышление. Поиск инвестиций: зачем использовать CRM
23 февраля 2017 г.
7,840
Управление проектами
Надпрофессиональные навыки: управление проектами
22 февраля 2017 г. 7,121
Управление проектами
Управление проектами: как организовать путешествие
14 февраля 2017 г. 7,488
Развитие персонала
Zillion.Quick: синопсис + инфографика. «Лидер и племя. 5 уровней корпоративной культуры»
9 февраля 2017 г. 7,204
Edutainment
10 самых читаемых материалов года
31 декабря 2015 г. 9,238