Ссылка на видео отсутствует или повреждена.

Вход Или регистрация

Войти с помощью::

Регистрация или вход

Обратите внимание, все поля являются обязательными для заполнения.
Войти с помощью::

Восстановление пароля или регистрация

  Фото: Markus Spiske, www.temporausch.com, Flickr

 

 

Данила Медведев:

 

«Бодимодификация, трансформация тела и сознания – все это мы будем наблюдать в очень непростую, грязную, стрессовую, сумасшедшую досингулярную эпоху, в ближайшие пятьдесят лет»

  

 

 

Сегодня публикуем последнее интервью из второго номера, скоро выйдет третий номер журнала Zillion. Трансгуманизм предполагает, что человек – не последнее звено эволюции. После сингулярности может появиться постчеловечество. И даже есть вероятность того, что мы это застанем. Футуролог и трансгуманист Данила Медведев рассказывает Zillion, почему многих из нас преследует ощущение сюрреализма на разных уровнях существования и почему так получается, что человечество до сих пор не использует уже существующую возможность просто не умирать.

 Интервью: Анастасия Подберезкина

 


 

Данила Медведев

Российский футуролог. Сторонник идей трансгуманизма, один из создателей и член координационного совета РТД (Российского трансгуманистического движения). Председатель совета директоров крионической компании «КриоРус». Ведущий футурологической передачи «Программа на будущее» и автор статей о будущем. Автор и руководитель научного проекта в области системной геронтологии «Системная схема старения человека».

 

Данила, чем вы занимаетесь сейчас?

Данила Медведев: Один из текущих проектов – наша секретная разработка в области информационных технологий. Продолжаю помогать коллегам по проекту «КриоРус», занимаюсь научными и практическими проектами. Стратегические приоритеты РТД – подходы, технологии и комплексные решения, связанные с продлением жизни и усилением человеческих возможностей.

Благодаря нашей деятельности в последние десять лет и усилиям тех, кто занимался этим до нас, образованные люди в России уже в курсе перспектив продления жизни, бессмертия, крионики и борьбы со старением. Просветительская работа отошла на второй план, и мы переключаемся на реализацию долгосрочных проектов.

Мои приоритеты – это IT-проекты, новые направления в крионике, связанные с сохранением и выращиванием органов. В ближайшие годы ожидаются большие научные прорывы в области выращивания органов. Технологии, которые мы наработали для криосохранения, становятся значимыми и для трансплантологии – для хранения и перевозки органов. Мы ведем переговоры с российскими регионами, Китаем и Швейцарией по поводу исследований в области криосохранения органов и готовимся к тому, чтобы через 2–4 года заняться криосохранением органов. И, конечно, будем продолжать крионирование людей в России и за рубежом.

Задумалась о том, что криоконсервацию можно рассматривать как инвестицию.

Данила Медведев: Ну, зависит от возраста, конечно. Если риски из-за возраста или болезни высокие, то да, действительно. Договором о крионировании с какой-то из фирм нужно заниматься заранее. У человека в среднем есть десять близких людей, жизни которых значимы для него. Парадокс в том, что большинство людей уже знают о возможностях, которые появятся в будущем, но одно дело – знать, а другое – действовать.

Видимо, останавливает то, что это дорого.

Данила Медведев: Нет, дело не в этом. Просто люди знают, что нужно делать зарядку по утрам, но не делают. Человек может сказать: «Да, наверное, крионика сработает. Я хочу жить долго», – но он всегда найдет объяснение, почему не переходит к действию, так же, как находит причину, по которой сегодня не сделал зарядку. Крионика ориентирована на тех, кто уже способен решать задачи рационально. Мы просвещаем общество, а дальше люди сами решают, насколько это актуально для них. Трансгуманизм – про прогресс, интересное будущее и неограниченные возможности интеллектуального и физического развития.

Но и в современном мире можно наблюдать, как в обществе распространяются традиционализм и консервативное мышление.

Данила Медведев: У трансгуманизма сложные общечеловеческие задачи. Много людей, много направлений и взглядов, все это постоянно перемешивается и трансформируется. Если мы встречаемся с носителем традиционных ценностей, это не означает, что мы будем во всем не согласны с ним. У него может быть одно мнение по поводу трансплантации, другое – по поводу старения и третье – по поводу клонирования человека. Вопрос не в том, что нужно навязать всем прогрессивные идеи – это просто невозможно. Общество не функционирует таким образом. Навязывание идей работает плохо даже в условиях тотального диктата. Мы заинтересованы в том, чтобы находить точки соприкосновения – и тогда людям не нужно ничего навязывать, обмен идеями происходит через дискуссию.

Zillion: трансгуманизм – это современная философская концепция и международное движение. Цели трансгуманизма: освобождение от болезней, отдаление или отмена старения и смерти, бесконечное совершенствование умственных и физических возможностей человека с помощью научно-технических открытий. Трансгуманисты изучают возможности применения технологий и предотвращение сопутствующих опасностей.

 

Фото: Markus Spiske, www.Temporausch.com, Flickr 

 

Слышала мнение: «Какой трансгуманизм, когда происходит массовый интеллектуальный откат». Недавно на YouTube появилась пародия на трейлер «Интерстеллар» – ролик состоит из реальных видеокадров с глупыми выходками.

Данила Медведев: Исторически это не значимо. Общество развивается по очень сложным законам. Исторически идет движение вперед. Восприятие общей картины во многом зависит от того, на что человек обращает внимание. Люди, которые работают на научно-производственном предприятии где-нибудь за Уралом, скажут, что видят прогресс: приходят молодые специалисты, растут зарплаты, повышается качество работы, появляется новое оборудование и т. д.

Действительно, уже сто лет назад было понятно, как достигать бессмертия и что нужно развивать направление анабиоза, но в прошедшем столетии прогресса в этом направлении практически не было. Сейчас научно-технический прогресс очевиден. Вселенная богата энергией, материей и разнообразием взаимодействий – и мы уже способны многое понять, чтобы создавать еще более мощные компьютеры и очень высокие технологии. Искусственный интеллект, развитые нанотехнологии и бессмертие человека – все, что трансгуманисты ожидают в ближайшие 100–150 лет, может быть реализовано и постепенно будет реализовано.

Насколько инженеры и ученые продвинулись к целям трансгуманизма?

Данила Медведев: На мой взгляд, значительно продвинулись. Тут вопрос оптимизма и пессимизма. Пессимист смотрит на «стакан» научно-технического прогресса и говорит: «Ой, смотрите, сколько всего не сделано». Мы говорим: «Смотрите, заполнили его уже на 10%».

Недавно у меня была встреча с голландским ученым Рэндалом Куне. Он возглавляет международный проект Carbon Copies, который занимается переносом человеческого сознания в компьютер. Имеется в виду возможность создания копии человеческого разума. Этой темой он занимается уже лет десять. Пять лет назад в Институте будущего человечества, который функционирует как часть Оксфордского университета, была создана дорожная карта переноса сознания в компьютер. И с этой картой постепенно идет работа.

В 2013 году было запущено два крупных проекта. Human Brain Project – это европейский проект с бюджетом в миллиард евро, выросший из проекта Blue Brain Project. Аналогичный проект есть в Америке, называется он просто Brain. Уже появились достаточно качественные датчики, позволяющие считывать активность отдельных нейронов – по сути, основу человеческих мыслей.

Задача, которую предстоит решать в следующие лет пять, – как поместить эти датчики туда, куда нужно. Тут есть сложности разного рода. Есть разные варианты: неинвазивное сканирование, вживление электроных сеток и др. Пока отдаленное «эхо» снимают через кожу и череп с помощью электроэнцефалограммы.

Через пять или чуть больше лет появится возможность считывать активность с очень крупных областей мозга и создавать эффективные нейрокомпьютерные интерфейсы. Сейчас они работают еще довольно плохо. Когда появится возможность снимать активность непосредственно с коры головного мозга, нужно будет поработать еще лет 10–20, и появится работающий в обе стороны интерфейс между человеческим мозгом и компьютером. Он позволит считывать мысли, записывать мысли в мозг, а затем целиком или очень большими частями переносить мозг в компьютер, где он сможет функционировать самостоятельно.

Развиваются нанотехнологии, генная инженерия и направление искусственного интеллекта. Где-то прогресс идет лучше, где-то хуже, но в целом движение вперед продолжается. С каждым годом уверенность в том, что по этому пути мы дойдем до сингулярности, крепнет.

Zillion: Рэндал Куне (Randal A. Koene) – нейробиолог и нейроинженер. Основатель Корпорации нейронного инжиниринга. Научный директор «Инициативы-2045». Автор теории эмуляции мозга. Руководитель международного проекта Carbon Copies (СarbonСopies.org).

Есть предположение, что сингулярность может быть несколько иной, чем ее принято представлять, либо ее вообще не будет. Что вы об этом думаете?

Данила Медведев: Несмотря на то, что эту тему обсуждают в последние двадцать лет, содержательно к концепции сингулярности добавлено не так много по сравнению с первой статьей. В ней Виндж сформулировал очень простую идею. Если предположить, что развитие скорости компьютеров будет продолжаться, то в какой-то момент мы получим интеллект, аналогичный человеческому. А потом, используя новые вычислительные возможности, он сделает себя еще умнее. И что он сделает дальше, будучи значительно умнее нас, предсказать нельзя. Эта теория как лежала в основе прогнозов сингулярности, так и лежит. Мы можем додумывать детали, но похоже, что сингулярность все-таки будет такой, как описал Виндж. По мере того, как перспектива будет становиться все очевиднее, качество прогнозов улучшится. А с другой стороны – не факт.

У нас есть пример технологий продления жизни и бессмертия: общественное понимание как было на уровне плинтуса, так и остается. В этом году нобелевские лауреаты собрались обсудить проблему старения – что делать с тем, что человечество становится в среднем старше. Я не понимаю, как такое может быть: эти люди совершают научные прорывы в очень узких областях и в то же время не понимают научных перспектив. Искусственные органы, постепенная замена больных органов на выращенные, генная инженерия, позволяющая перепрограммировать геном, перенастроить программы, –  все это было придумано полвека назад. И сейчас нет причин думать, что бессмертие невозможно. Мы видим фантастический прогресс: многие органы уже можно заменять искусственными. Мы близко подошли к возможности заново собрать человека по частям. И тем не менее для научного истеблишмента всего этого как будто нет.

Zillion: технологическая сингулярность – гипотетический момент, после которого технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию. Ему предшествуют создание искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся машин, интеграция человека с вычислительными машинами или скачкообразное увеличение возможностей человеческого мозга за счет биотехнологий. Если возникнет разум, принципиально отличный от человеческого, дальнейшую судьбу цивилизации будет невозможно предсказать, опираясь на человеческую логику. Автор теории и термина Вернор Виндж считает, что технологическая сингулярность может наступить около 2030 года. Рэймонд Курцвейл говорит о 2045-м.

Вам не кажется, что истеблишмент не стремится быстрее сделать технологии бессмертия доступными для любого человека из-за угрозы перенаселения? Есть ведь даже теория заговора о том, что эбола – намеренно созданный вирус.

Данила Медведев: Я придерживаюсь мнения, что люди просто плохо прожаривают летучих мышей, поэтому заболевают эболой. То, что погибли несколько тысяч людей, конечно, печально, но от обычного гриппа ежегодно умирают на два порядка больше людей.

Теории, что некая «мировая элита» создает вирусы для борьбы с перенаселением и препятствует тому, чтобы технологии бессмертия стали доступны каждому, не слишком убедительны. Демографические исследования подтверждают: снижение смертности от болезней, доступ женщин к образованию, научно-технический и экономический прогресс ведут к снижению рождаемости.

 

Фото: Markus Spiske, www.temporausch.com, Flickr

 

Кстати, трансгуманизм ведь занимается также исследованием технологических и природных опасностей, которые могут угрожать всему человечеству?

Данила Медведев: Да, три центральные темы трансгуманизма – продление жизни, расширение возможностей и обеспечение безопасности. РТД, Российское трансгуманистическое движение, достаточно давно задалось вопросом глобальных рисков. Один из наших главных экспертов Алексей Турчин в своих статьях и книгах сделал обзор рисков, которые могут привести к гибели всего человечества. Наработано много научного материала, который позволяет понять эти проблемы, и теперь мы находимся на этапе, когда можно как-то повлиять на ситуацию. Дело в том, что попытки обезопасить человечество, например наладить слежку за астероидами, не доведены до конца. Сейчас наши шансы заметить опасный астероид – 5–10%. Соответственно, нужно больше сотрудничества между существующими космическими проектами. А кроме того, много опасностей на самой планете: технологии, биотехнологии и геологические бомбы замедленного действия, такие как Йеллоустонский супервулкан. Все это нужно изучать, чтобы понять, как мы можем обезопасить себя. Пока этому уделяется мало внимания.

Во многих странах есть структуры, подобные МЧС, но на глобальные проблемы они не замахиваются. От последствий падения крупного метеорита они не спасут. Все эти организации даже близко не представляют, что в такой ситуации делать. Им не приходилось с такими вещами сталкиваться, и они к ним не готовятся.

Если где-то прорвало плотину или что-то сгорело, они помогут. А если метеоритом уничтожило город-миллионник или целую область, при этом всю планету пару раз обошли цунами, везде пожары, а 10 млн человек ослепли от яркой вспышки, что с этим делать, не знают ни в одной стране, могу совершенно точно сказать.

Еще одна потенциальная опасность – контакт с внеземным разумом. Она не очень вероятна в каждый конкретный момент, но время идет, и вероятность контакта возрастает. У специалистов, которые занимаются радиоастрономией, есть полуформальные инструкции о том, что нужно делать, если они нашли интересный сигнал. У американцев, насколько я знаю, есть инструкции и планы, разработанные на государственном уровне. Но, естественно, никто не проверял, насколько они хороши. Готовили их в 60–70-е годы, когда представления об инопланетянах были на уровне «зеленых человечков», и все думали, что они летают в космос таким же образом, как это делаем мы. Сейчас уже есть понимание, что, если мы когда-то встретимся с иной цивилизацией, то по статусу развития это однозначно будет постчеловеческая цивилизация.

Трансгуманистическое движение разрабатывает какие-то инструкции для таких ситуаций?

Данила Медведев: В некотором роде. Пока общей стратегии защиты от возможных опасностей нет. Наша задача – собрать вместе фрагменты этой стратегии и заняться ее продвижением, сделать так, чтобы ее учитывали лица, принимающие решения на уровне государств и международных организаций.

Трансгуманистическое движение занималось пропагандой борьбы со старением и технологий бессмертия. То же нам предстоит делать по теме защиты от глобальных рисков. Для этого используются инструменты лоббирования и принятие политических документов на национальном и международном уровнях. Мы готовимся заниматься всем этим, есть планы по взаимодействию с ооновскими организациями.

Ученые работают над созданием искусственного интеллекта, который может стать сверхразумом. И если он появится, то нельзя предсказать, как он поведет себя. У людей есть склонность опасаться, что сверхразум захочет избавиться от человечества или самостоятельно решить, что хорошо для нас. Если без истерики, чего нам стоит ожидать?

Данила Медведев: Нельзя поставить вопрос так: «Чего нам стоит ожидать?». У нас есть время, в течение которого мы можем готовиться к сингулярности. И в зависимости от того, что удастся сделать, мы получим разные результаты. Все зависит от того, где будет создана эта суперсистема, кто и с какими намерениями получит возможность подключиться к ней. Это вопрос экономический и политический, все зависит от того, какие структуры контролируют эти вещи.

Задача РТД – не вступая в конфронтацию с мировой системой, понять, как мы можем через существующие политические механизмы, средства массовой информации и экспертное сообщество повлиять на государства, корпорации и научные институты с тем, чтобы там четко осознавали новые риски и вызовы – и соответственно меняли свое поведение.

Это вполне реально сделать – опыт «зеленых» движений доказывает, что это возможно: они добились того, что у любой корпорации теперь есть экологическая политика. Корпорации высчитывают, сколько СО2 выбросили в атмосферу, насколько эффективно очистили отходы и сколько использовали переработанных материалов. Эти изменения удалось получить за 50 лет. Уже есть проекты зданий, заводов и стадионов с нулевым энергопотреблением. На некоторых предприятиях перерабатывается до 99,5% материалов. Аналогичных позитивных перемен можно добиться и в понимании глобальных рисков.

Чем сложнее становятся технологии, тем больше точек, из которых может исходить опасность. Всего несколько десятков лет назад человеческие технологии не представляли особой опасности: не было знания о том, что можно расщеплять атом, не существовало биотехнологий. Если сравнить начало 20-го века и то, что есть сейчас, мы увидим, что какая-нибудь фармакологическая или IT-компания может внезапно оказаться очень опасной, потому что технологических возможностей все больше. Но в панику впадать не стоит.

Один из экспертов Российского трансгуманистического движения – Акоп Погосович Назаретян, известный ученый в области Большой истории, – вывел закон техно-гуманитарного баланса. Вот в чем его суть: есть системная зависимость между тремя переменными – технологическим потенциалом, качеством культурной регуляции и внутренней устойчивостью.

Чем мощнее производственные и боевые технологии, тем совершеннее становятся средства сдерживания агрессии, необходимые для сохранения общества. Морально-этические системы догоняют и уравновешивают технологии. Это наблюдается на протяжении всей нашей истории.

Раньше у человека не было особых барьеров перед тем, чтобы отнять жизнь у представителя другой культуры, а в Средневековье сожжение человека на костре вообще было развлечением для толпы. Но по мере того, как появлялись новые орудия убийства – лук, арбалет, огнестрельное оружие, артиллерия, атомное оружие, – общество вырабатывало все более сложные системы защиты. Мы становимся гуманнее, хотя это может показаться неочевидным. Тут надо вспомнить, что в Древнем Китае во время одного только восстания погибли более ста миллионов человек, притом что численность населения была еще далека от миллиарда. Если посмотреть статистику, то процент насильственных смертей значительно снизился в 20-м веке и продолжает снижаться.

Человек еще не до конца стал гуманным и цивилизованным в этом смысле, но прогресс идет. Наша задача – ускорить его, чтобы к появлению сверхтехнологий и приближению сингулярности люди, а также созданные ими искусственный интеллект и роботы оказались достаточно этичными и гуманными в сегодняшнем понимании. Тогда никакой трагедии не случится. Воспитание и перевоспитание людей – очень сложная задача. Неслучайно во многих странах наблюдается кризис образовательной системы и воспитания. Технологии, которые были созданы для массового обучения 200–300 лет назад, перестали работать. Мы не можем сегодня воспитать думающего, этичного, мотивированного человека с помощью классической системы образования со всеми ее накопившимися недостатками.

Zillion: Акоп Назаретян – российский специалист по политической психологии, культурной антропологии и методологии междисциплинарного синтеза. В 1991 году опубликовал одну из первых концепций Универсальной истории (Мегаистория, Большая история, Big History), которую продолжил разрабатывать в рамках системно-синергетической модели.

Предположим, сверхразум станет нашим покровителем и помощником, и наступит «золотой век» человечества. Многое изменится: наверное, поменяется и телесная эстетика, начнется биомодификация и прочее?

Данила Медведев: А вот такого не может быть. Дело в том, что появление сверхразума ведет к очень быстрой сингулярности и завершению «золотого века» человечества вместе с человечеством. Возникает постчеловечество. Вопрос телесной эстетики будет ему вообще не интересен. Бодимодификация, трансформация тела и сознания – все это мы будем наблюдать в очень непростую, грязную, стрессовую, сумасшедшую досингулярную эпоху, в ближайшие пятьдесят лет. Это условно, но, скорее всего, не сто лет, а намного меньше, потому что прогресс ускоряется очень быстро.

С каждым годом появляются все более странные субкультуры – за счет развития коммуникационных технологий они распространяются очень быстро. Люди берут некую эстетику и сильно погружаются в нее, в том числе благодаря развитию технологий. Все, наверное, видели новости о парадах зомби. И это самые простые субкультуры – взяли образ и воспроизводят его 1% своего времени. Хотя есть и люди, радикально меняющие свою внешность на всю жизнь.

Появляются и гораздо более сложные явления – неотехнологические субкультуры, связанные со способом общения и возникновением надчеловеческих структур. К примеру, группа Anonymous существует только благодаря технологиям. Без Интернета, криптографии и защищенных технологий она не могла бы работать. Это нечто новое по сравнению с классическими организациями. Развивается много неотехнологических субкультур, но они не на слуху.

Обычный человек не понимает, что мир уже не будет таким, к какому он привык, какой видит по телевизору и в сериалах. Чем ближе момент сингулярности, тем все более странным будет наш мир.

Вот это нарастающее ощущение сюрреализма на разных уровнях, которое есть у многих из нас, связано не с личным восприятием?

Данила Медведев: Все, что мы сейчас воспринимаем как сюрреализм, с точки зрения 2050 года – классика, даже ретро.

Интересно будет посмотреть на этот мир, а значит, хотелось бы войти в него как можно более молодыми и бодрыми. Насколько продвигается борьба со старением?

Данила Медведев: Она, с одной стороны, продвигается хорошо, а с другой стороны, в нее подтягиваются мошенники, авантюристы, люди, которые хотят стать известными. Вдруг возникают какие-то люди из околомедицинских фирм и начинают представлять суперприборы и суперсредства. Проблема в том, что с каждым годом они все лучше маскируются. 15 лет назад они говорили про чудо-таблетку и экстрасенсов – и отличить их было легко. А сейчас они говорят про эпигенетику и персонализированную медицину – используют термины, которые появляются в медицинской науке, но за их словами ничего не стоит. Такое происходит с любой молодой технологией и актуальной темой, это естественные процессы.

Что касается самой борьбы со старением, фундаментальная и прикладная наука двигаются в этом направлении очень хорошо, но есть и проблемы. Пока нигде не удалось запустить большой проект по борьбе со старением, и эта проблема требует решения.

Вообще сложилась «смешная» ситуация. Мы подошли к тому моменту, когда бессмертие уже возможно для ныне живущих людей без особых теоретических проблем, но этому мешает ненаучная, немедицинская проблема.

Что это значит?

Данила Медведев: Можно сказать, что уже существует возможность победить практически любые медицинские проблемы и не умирать вообще. Но в мире до сих пор нет ни одной научной организации, ни одного научного коллектива, который был бы способен собрать воедино все необходимое, чтобы спасти человека. Тот, у кого есть деньги, может обратиться в очень хорошую швейцарскую или израильскую клинику. Но существует зазор между тем, что успело прийти в медицину, и тем, что становится известно науке, а она постоянно идет вперед. По американской статистике, разрыв между тем, что есть в передовой медицинской лаборатории и в хорошей клинике, – 17 лет, то есть сегодняшние достижения были впервые продемонстрированы в 1998 году. Соответственно, то, что мы сейчас видим в новостях о достижениях ученых, появится в клиниках в лучшем случае к 2030 году. Все зависит от того, как будет трансформироваться медицинская бюрократия.

Получается, нет системы быстрого перевода изобретений и препаратов в медицинскую практику. Патенты, интересы компаний и бюрократия просто разрывают все связи.

Данила Медведев: Да, по отдельности с разными причинами борются, но как это исправить в целом, не знает никто. Существующая в медицине рыночная система не способна решать задачи скоординированно. Пример: решили закрыть какое-то количество больниц и роддомов, чтобы выполнить план по увеличению зарплат. Это анти-KPI, управленческие технологии полувековой давности, зато можно отчитаться на бумаге, что зарплаты увеличены.

Специалист по менеджменту Уильям Эдвардс Деминг в свое время приехал из Америки в Японию и научил управленцев анализировать статистику производственных процессов. Они быстро перестроили всю экономику и обогнали американцев в автопроме и электронике. Деминга считают отцом японского экономического чуда. Так вот у Деминга есть очень простой принцип: если какой-то процесс находится в неуправляемом состоянии, то любые попытки управлять им могут только ухудшить ситуацию. Поэтому лучше не трогать, пока не станет ясно, как это работает. К сожалению, этот принцип никто не учитывает и не использует, потому что от политиков всегда требуют, чтобы они что-нибудь сделали.

Хорошо известен этот эффект для маловероятных событий: если появляется маньяк, то любые меры, направленные на предотвращение жертв и появления новых маньяков, будут только вредить. Еще хороший пример: в Лондоне сделали много лежачих полицейских, чтобы людей не сбивали на дорогах. Но не учли, что человека с сердечным приступом надо довезти до госпиталя как можно быстрее. «Скорым» пришлось часто снижать скорость, и в итоге, по оценкам врачей, в машинах скорой помощи умерло в сотни раз больше людей, чем было потенциально спасено от ДТП.

Zillion: Уильям Эдвардс Деминг – американский ученый, статистик и консультант по менеджменту. Наибольшую известность приобрел благодаря доработанному им циклу Шухарта, который теперь называют циклом Шухарта–Деминга. Автор теории менеджмента, основанной на собственной теории глубинных знаний. Деминг считал, что все менеджеры должны обладать системой глубинных знаний, которая состоит из четырех частей: понимание системы, знание о теории вариабельности, элементы теории познания и знания в области психологии.

Много данных скрыто в общей статистике. И ключевая проблема состоит в том, что, условно, люди, которые занимаются дорогами, не знают, как работает «скорая». Для современного общества это норма, и потому мы имеем то, что имеем, – сложные проблемы просто не могут решить.

Одна из задач трансгуманистического движения – соединить знания из разных областей в единую систему, чтобы общественные системы могли согласовывать свои действия?

Данила Медведев: Секретный проект, над которым мы работаем, связан и с этой задачей.

Посоветуйте книгу, которая произвела впечатление на вас как футуролога и трансгуманиста.

Данила Медведев: Для меня главная книга – «Как стать гением» Альтшуллера и Верткина, про жизненную стратегию творческой личности. Они вместе с учениками Альтшуллера проанализировали биографии гениев и обобщили их опыт. В книге предложена очень достоверная модель того, как творческой личности нужно действовать в разных обстоятельствах, чтобы решать сложные задачи. Там описаны трудности, с которыми постоянно приходится сталкиваться и трансгуманистам, и в целом людям, которые пытаются достичь чего-то. И эта книга с одной стороны – хороший инструмент, а с другой – интересный способ посмотреть на мир.

 

Фото: Markus Spiske, www.temporausch.com, Flickr 

 

Кстати, про усиление интеллекта: вы пользуетесь какими-то программами, онлайн-инструментами? Посоветуете какие-то из них людям, которые хотят развиваться?

Данила Медведев: Да, пользуюсь, но мы сейчас уже выходим за пределы того инструментария, который есть в открытом доступе. А из того, что доступно всем, – карты памяти, карты концепций и карты аргументов. Например, Rationale Online: это карты аргументов, которые позволяют быстро записывать и зарисовывать структуру сложного спора. Дело в том, что стороны, стоящие на противоположных позициях, склонны все упрощать. Они видят только черное и белое, глядя на картинку, где миллион пикселей и цветов. Никакого полезного результата тут быть не может.

Есть хорошая книга американского философа Нила Постмана «Развлекай себя до смерти» («Amusing Ourselves to Death»). Она о том, как радио и телевидение изменили дискурс в обществе и само мышление. Еще 200 лет назад во время выборов люди спокойно и вдумчиво выслушивали пятичасовое выступление одного кандидата, шли обедать, возвращались и еще пять часов слушали другого кандидата, сравнивая его с первым.

В то время такая способность к долгому восприятию информации была совершенно нормальной для мозга обычного человека. Сегодня средняя длина реплики до того, как человека перебьет собеседник или ведущий, – десять слов. Американцы провели исследования и выяснили, что каждые выборы фраза, которую способен воспринять избиратель, становится короче. Телевидение в сочетании с рыночным механизмом неизбежно приводит к тому, что обсуждение любой проблемы в обществе упрощается до двух предложений.

Например, когда речь о той же эболе, позиции две: «мы все умрем» и «все под контролем». Более сложная информация людям уже не интересна. Но мир сложен и многослоен, а информация раскидана и мышление фрагментарно. Поэтому всегда должно быть несколько слоев анализа.

Любой общественный институт в какой-то момент начинает делать нечто противоположное изначальным целям. Это происходит и со СМИ: если раньше это был способ рассказать людям о важном, то сейчас это зачастую способ вызвать у них невроз и отвлечь от важного. Нужно научиться правильно работать с информацией и соблюдать медиадиету, чтобы сохранить разум и получать действительно интересную и важную информацию. Вот программы типа Rationale Online дают возможность создавать карты аргументов и сводить всю информацию по вопросу воедино, чтобы разобраться. С их помощью можно удерживать во внимании любое количество объектов. Если привыкнуть к использованию таких инструментов, можно научиться глубже понимать происходящее и умнее решать практические задачи.


Смотрите на Zillion

Постановка и достижение цели. 9 шагов

Управление вниманием. Как завершать дела в срок и без перегрузок

Личная эффективность. Самоменеджмент. Как понять себя

Как использовать кризис для развития личности и бизнеса

Mind-менеджмент для руководителей. Как удвоить продуктивность

 

Комментируйте

Обсуждайте тему, обменивайтесь идеями. На образовательном ресурсе секция комментариев – инструмент коллективного обучения. Поэтому за каждый комментарий вы получаете зиллионы (ZL), которые можете потратить на просмотр экспресс-курса. Узнайте больше о программе «Накопление знаний»

Like & Share

 

 

Комментарии 7

> Американцы провели исследования и выяснили, что каждые выборы фраза, которую способен воспринять избиратель, становится короче.

Yes! We can!
5 июня 2015 г. в 12:51
1
Ответить
Михаил Хлуднев
Пользователь
Интересная статья. Погуглила многие термины..
5 июня 2015 г. в 18:12
0
Ответить
Левшина Татьяна Михайловна
Пользователь
Было тяжеловато из-за малознакомых терминов, но интересно!
5 июня 2015 г. в 20:06
0
Ответить
Сестренка Мидзу
Пользователь
Всё это очень интересно конечно. Правда так много про "физическое" и так мало про "психологическое".

1) Что по поводу той же психосоматики? Почку то человеку новую вырастят, а психологическая проблема будет ли решена? Физическую болезнь "вылечат", а "дУшу"?)
2) "Мы создадим бессмертие"... ребята, а зачем? А природа тут где? А ценность жизни будет-ли? (если её сейчас мало у кого найдёшь... у смертных)

Поэтому куда это всё приведёт и кому это надо - большой большой вопрос :)
7 июня 2015 г. в 13:24
1
Ответить
Андрей Раец
Пользователь
Меня больше интересует вопрос перенаселения и "старения"цивилизации, мира. Что будет с миром, если будут жить постоянно одни и те же люди, с одним и тем же мозгом, создавать одни и те же дела, движения и т.д.? Не будет новизны, обновления - не будет прогресса. Ну как то так. Семьям запретят заводить детей или введут квоту, как сейчас в Китае....На самом деле очень много неординарных последствий, если задуматься. Все это кажется несколько утопическим.
7 июня 2015 г. в 16:16
0
Ответить
Юлия Коробкова
Пользователь
Эволюция происходила и происходит миллионы миллионов лет!)) Какое бессмертие?! Нет жить лет до 150 - это классно, но тяжело морально, человек ведь стареет не только телом... Как быть тем, у кого тело в таком возрасте будет физически дееспособным, а голова, проходящие процессы, скорость реакции, способность адаптироваться под стремительно изменяющийся мир (сингулярность) будет отставать! кроме того как решить проблему перенаселения и нехватки ресурсов? Вся Земля будет одним сполошным городом, причем как с небоскребами, так и изрыта подземными городами. кто знает чем будем дышать, что пить, что есть... Как в "Облачном атласе" будем производить биомыло и им же питаться...Наша планета в конце концов обидится на нас и либо из-за физических процессов изменит угол вращения, что приведет к глобальным экологическим катастрофам, либо атмосферу "сдует", либо еще каким-то образом "придумает" как избавится от надоедливого, "разрушающего" ее биологического вида, как это было уже не однократно, ведь техногенный путь развития, как доказано - тупиковый (опять не ту мышцу качаем))) Да и солнце наше - карлик! Куда катится мир?!)))
25 июня 2015 г. в 20:50
0
Ответить
Ева Прайм
Пользователь
ну, все опционально и индивидуально: когда бессмертие станет возможным, его возьмут те, кому оно интересно и неутомительно. у них будет много хороших задач: исследование космоса, наука, терраформирование, да мало ли чем нам заняться, когда мы будем вечными и молодыми)
29 июня 2015 г. в 14:13
0
Ответить
Анастасия Подберезкина
Автор

Отправить комментарий на Facebook


Рекомендуем к просмотру
Тренды
Подписывайтесь на новый блог Trendspot by Zillion
13 августа 2017 г. 2,585
Менеджмент
Владимир Завертайлов: «Мой телефонный номер есть в подписи у всех менеджеров. Клиенты этим пользуются редко, но возможность такая есть»
12 июня 2017 г.
3,887
Управление проектами
Zillion.Quick: «Управление продуктом в Scrum», Роман Пихлер
8 июня 2017 г.
3,983
Управление проектами
Мемесы про пиэмов. Chapter 1: топ-5 Романа Вейнберга
18 мая 2017 г. 3,945
Управление проектами
Правда жизы. Владимир Завертайлов («Сибирикс») про управление проектами (18+)
16 мая 2017 г.
1,740
Управление проектами
Стейкхолдер-менеджмент. Как идентифицировать, анализировать и вовлекать стейкхолдеров в проект
15 мая 2017 г. 1,906
Управление проектами
Zillion.Quick: «Канбан» Дэвида Андерсона
6 мая 2017 г.
1,968
Тренды
Новое на Trendspot. Флэш-фикшн: твиттература, чат-книги, дрибл, драбл, 6 и 9. Создатель Telegram-канала «Кароч.» Дмитрий Соловьев рассказывает о микролитературе и фикшн-форсайте
26 августа 2017 г. 1,708
Управление проектами
Zillion.Quick: «Мифический человеко-месяц» Фредерика Брукса
26 апреля 2017 г.
1,778
Управление проектами
Чем занимается Project Manager?
20 марта 2017 г. 6,150
Управление проектами
Zillion.Quick: «Корпорация гениев. Как управлять командой творческих людей», Эд Кэтмелл
9 марта 2017 г. 3,072
Управление проектами
Проектное мышление. Поиск инвестиций: зачем использовать CRM
23 февраля 2017 г.
2,802
Управление проектами
Надпрофессиональные навыки: управление проектами
22 февраля 2017 г.
2,496
Управление проектами
Управление проектами: как организовать путешествие
14 февраля 2017 г. 4,400
Развитие персонала
Zillion.Quick: синопсис + инфографика. «Лидер и племя. 5 уровней корпоративной культуры»
9 февраля 2017 г. 3,586
Образ жизни
Как пробежать свой первый марафон
19 января 2017 г.
5,885
Продуктивность
С 2017-м! Начните год продуктивно: 5 полезных курсов вместо 5 новогодних кило
1 января 2017 г. 3,297
Управление проектами
Павел Капусткин: «Смотри, наиболее вредна для пиэма непродуктивная эмоция»
12 апреля 2017 г. 5,153