Ссылка на видео отсутствует или повреждена.

Вход Или регистрация

Войти с помощью::

Регистрация или вход

Обратите внимание, все поля являются обязательными для заполнения.
Войти с помощью::

Восстановление пароля или регистрация

Никита Соловьев и Михаил Тупикин (Science Slam): «Ученые – это совсем не то, что вы думаете»

6 июня 2014 г., 10:53 5,015 0

Перед летней московской битвой ученых Zillion пообщался с организаторами российских мероприятий Science Slam Никитой Соловьевым и Михаилом Тупикиным о формате научных презентаций, о том, как сделать популяризацию науки коммерчески успешной, и о темах ближайшего слэма.

         
         

 

                 

 

 

 

 

     

 

 

           

 

 

 

 

МИХАИЛ ТУПИКИН

Организатор Science Slam в Москве и Петербурге (работа со спикерами).

 

 

НИКИТА СОЛОВЬЕВ

Организатор Science Slam в Москве и Петербурге (работа с организаторами).

 

 

 

 

                 

 

 

 

 

element

 

 

           

 


О ФОРМАТЕ SCIENCE SLAM

 

           

            

 

 

 

Никита, Михаил, расскажите о формате Science Slam для тех, кто пока не в курсе?

Никита Соловьев: Science Slam – это битва ученых в формате стендапа на сцене бара или клуба. Это проект популяризации науки, который придумали в Германии, а мы занимаемся его адаптацией в России. Сначала мы делали это только в Петербурге, а потом пришли в Москву и регионы.

Суть очень простая. У шестерых молодых ученых есть по 10 минут на то, чтобы интересно и доступно рассказать о своих исследованиях. После выступлений публика решает, кто справился лучше. Обычно мы приглашаем именитого ученого – он открывает слэм, рассказывая что-то интересное.

 

            

 

 

 

 

 

           

 


ОБ ОТЛИЧИИ ОТ НЕМЕЦКИХ СЛЭМОВ

 

           

            

 

 

 

Как давно Science Slam проходит в России? И насколько сложно его организовывать?

Никита Соловьев: Слэмы в традиционном формате начались в апреле прошлого года в Петербурге. А до того их привозили сюда немцы. В частности, сам автор проекта Грегор Бенинг проводил Science Slam в рамках российско-немецкого форума, и это было больше похоже на традиционный немецкий слэм. Он немного отличается от нашего.

Там больше развлекательной составляющей. Если у нас на первом месте стоит задача донести научные идеи и доступно рассказать о сложных вещах, то там кто-то может представить свои исследования в форме балетного танца или рэпа. Мы стараемся делать более интеллигентно, можно сказать, по-петербуржски, потому что хотим быть медийной площадкой для исследователей и проводником научных идей для тех, кто хочет их воспринимать.

У нас на первом месте – задача не просто развлечь публику, а интересно и доступно рассказать зрителям о том, что им стоит знать. А для этого нужна оболочка, которая позволит делать это максимально эффективно. То есть должно быть нескучно, должно быть интересно. И поэтому мы выбираем такое нестандартное для науки место, как бар или клуб. Люди там расслаблены, они пришли с друзьями и готовы дружелюбно воспринимать нашу информацию. Как нам кажется, сейчас основная проблема, которая стоит за понятием «популяризация науки», заключается в том, что это делают с серьезным лицом. Люди пытаются заинтересовать аудиторию по-старому, как на тех же научных конференциях. Но с молодыми людьми нужно говорить на одном языке и стараться делать так, чтобы они действительно воспринимали то, что им говорят.

 

            

 

 

Фото: Александр Палаев

 


                              

 МИХАИЛ ТУПИКИН:

element 

«УЧЕНЫЙ ДОЛЖЕН УМЕТЬ ПОНЯТНО РАССКАЗАТЬ О СВОИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ».


                             

 

 

 

           

 


О ПОДГОТОВКЕ УЧЕНЫХ К ВЫСТУПЛЕНИЮ

 

           

            

 

 

 

Любая практика формируется какое-то время. У участников Science Slam получается говорить с молодежью на одном языке?

Никита Соловьев: Да, в самом деле, получается, потому что ученые у нас молодые, но это не главное. Ученые не то чтобы радикально отличаются от нас с вами.

Другое дело, что у многих из них не было опыта публичной презентации. Никто не учил их доступно доносить свои идеи до людей, потому что это якобы не требуется. Поэтому у нас существует множество стереотипов о том, как молодые ученые выглядят, чем они занимаются, что у них все плохо и т. д. Science Slam, с одной стороны, решает пиар-задачи, а с другой стороны – медийные, журналистские. Используя свой опыт, мы можем сделать знания ученых доступными для окружающих.

Михаил Тупикин: Я занимаюсь работой со спикерами, поэтому могу рассказать о подготовке. Основной упор мы делаем не на риторику и презентационные навыки, а на то, чтобы научить людей выстраивать форму презентации. Во-первых, она должна быть интересной, достоверной и понятной для зрителей, которые вообще никогда с темой не сталкивались, а во-вторых, выступление не должно выглядеть сотрясанием воздуха.

Совместить научность с публичностью очень сложно, поэтому в течение месяца мы проводим тренинги для участников слэмов. Там все очень индивидуально, потому что мы идем, во-первых, от области, в которой работает ученый, а во-вторых, от его навыков выступления. Некоторым достаточно одного занятия, а некоторым мало и четырех.

 

            

 

 

Фото: Егор Цветков

 

 

           

 


О  БИЗНЕС-МОДЕЛИ И КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫХ ПРОЕКТОВ

 

           

            

 

 

 

Science Slam – некоммерческий проект или у него есть бизнес-модель?

Никита Соловьев: Проект построен на принципах социального предпринимательства. Мы пытаемся делать так, чтобы он был коммерчески успешным и отбивался для всех – тогда он будет жить долго. Мы платим всем подрядчикам, в том числе тренерам, которые готовят ученых к публичным выступлениям. Поэтому бизнес играет важную роль. Если бы мы жили полностью на грантовые деньги, то проект мог бы в любой момент завершиться, потому что перестали давать деньги.

Мы изначально делаем так, чтобы у нас были ресурсы проводить слэмы на том уровне, на котором мы хотим. А для этого мы ищем спонсора и продаем билеты – выстраиваем модель так, чтобы она могла возобновляться сама. Собственно, поэтому мы и можем проводить слэмы в Москве и Петербурге четыре раза в год. Организаторам из других городов мы предлагаем такую же схему. Сложилась более-менее работающая бизнес-модель c понятной идеологией и технологией. И мы хотим построить своего рода сеть Science Slam, которая будет существовать за счет собственных ресурсов.

 

            

 

 

Фото: Иван Соколовский

 


                              

НИКИТА СОЛОВЬЕВ:

element

«СВОЕОБРАЗИЕ SCIENCE SLAM ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ УСТАНОВКУ НА "ТОЛЬКО НАУКУ" И ПРОВОДИМ СЛЭМЫ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В БАРАХ И РОК-КЛУБАХ».


                             

 

 

Фото: Александр Палаев

 

 

           

 


О ПОИСКЕ УЧЕНЫХ ДЛЯ ВЫСТУПЛЕНИЙ И ПРОГРАММЕ БЛИЖАЙШЕГО SCIENCE SLAM

 

           

            

 

 

 

Сложно ли искать ученых для слэмов?

Михаил Тупикин: Ситуация очень различается от региона к региону. В Петербурге это умеренно сложно: приходится прикладывать усилия, но все работает. А в менее крупных городах привлекать ученых гораздо труднее, потому что там меньше институтов и университетов. Соответственно, люди не привыкли выступать публично.

В Москве мы получили огромное количество заявок на участие в первом слэме и очень быстро набрали шесть человек. Уже весной у нас было четыре человека для летнего мероприятия. Причем мы привлекли очень классных, крутых ученых безо всякой рекламы. В Москве все это очень просто.

Никита Соловьев: Летний московский Science Slam пройдет 15 июня в клубе «Москва Hall». Мы всех приглашаем, ученые будут говорить об очень интересных вещах. Даниил Кирьянов расскажет, как нейроинтерфейсы изменят человеческий мозг, Дмитрий Насонов – о том, откуда берутся новые химические элементы, Григорий Шахгильдян – о том, как лечат рак с помощью стеклянных микросфер, Андрей Шестаков – о том, как микрофлора формирует наши привычки и предпочтения в еде, Александр Рикель – о том, как заставить человека сказать правду. А специальный гость слэма Артем Оганов, профессор одного из американских университетов и директор научного центра, расскажет о компьютерном дизайне новых материалов.

 

            

 

 

Фото: Александр Палаев

 

 

           

 


О ЛУЧШЕМ СПОСОБЕ ДЕЛАТЬ НАУКУ ПОПУЛЯРНОЙ

 

           

            

 

 

 

Можно ли сказать, что Science Slam – формат, соединяющий лучшие черты стендапа, PechaKucha и TED?

Никита Соловьев: В принципе, все нормальные выступления строятся по более-менее похожим методикам, у презентации есть понятная структура. Если говорить об объединяющих моментах, у всех этих проектов есть презентации и особенные правила. У нас, например, это 10 минут на выступление, 3 вопроса от аудитории и то, что мы определяем, кто справился лучше, при помощи аплодисментов, силу которых измеряем шумометром. PechaKucha – это 20 секунд и 20 слайдов, TED – тоже несколько другой формат.

Похожие черты можно найти, но своеобразие Science Slam заключается, наверное, в том, что мы делаем установку на «только науку» и проводим слэмы исключительно в барах и рок-клубах. Это сочетание дает синергетический эффект, который вызывает у публики приятный диссонанс: люди впечатляются тем, что можно серьезные речи услышать в баре, где обычно выступают рок-группы. Мы объединяем четкость, понятность и доступность и делаем реально качественное с точки зрения контента мероприятие в необычной обстановке.

 

            

 

 

 

           

 


О ТОМ, КТО ТАКИЕ УЧЕНЫЕ НА САМОМ ДЕЛЕ

 

           

            

 

 

 

Часто можно услышать тезис о том, что ученые сегодня – новые рок-звезды? Нравится вам такой подход?

Никита Соловьев: Мы постоянно сталкиваемся с этой идеей. (Смеется.) Понимаете, предприниматели, стартаперы – это новые рок-звезды, еще кто-то. Хочется сразу сказать: ученые – это ученые. И это очень хорошие, клевые люди. Мысль, которую мы пытаемся донести, – не в том, что ученые равны рок-звездам, а в том, что ученые – это настолько круто, что…

Михаил Тупикин: Они круче, чем рок-звезды. На самом деле точное определение будет таким: «Ученые – это совсем не то, что вы думаете». Есть собирательный образ ученого, и люди думают, что под него подходят все. Мы не пытаемся причесать всех под одну гребенку, и наше мероприятие как раз хорошо показывает, насколько уникален каждый ученый. Ты смотришь, как конкретный физик, биолог или психолог рассказывает о своих исследованиях, и понимаешь, что с ним настолько интересно поговорить. Наука – это не что-то усредненное, а огромное количество полей и направлений, каждое из которых занимательно по-своему.

 

            

 

 

Фото: Александр Палаев

 

 

           

 


О SCIENCE COMMUNICATION И СТЕРЕОТИПАХ ОБ АУДИТОРИИ

 

           

            

 

 

 


Вы много общаетесь с учеными. Насколько сильно вы ощущаете проблему с Science Communication? И нужна ли вообще такая профессия, как PR-специалист по науке?

Михаил Тупикин: Нет Science Communication – нет проблемы. То есть большинство людей даже не знают, что это такое, в том числе ученые. А по поводу пиара науки лично мое мнение – ученые сами должны рассказывать о том, чем они занимаются. Это не должно быть чем-то внешним. Ученый не должен быть специалистом по пиару. Он должен быть ученым, который умеет понятно рассказать о своих исследованиях.

Никита Соловьев: Даже по нашему проекту можно проследить, какой интерес у медиа и публики вызывают выступления ученых. Есть отдельные проекты, такие как Zillion, «Постнаука» и «Теории и Практики», которые делают науку ближе к людям, но их мало. Запрос на науку есть, и стоит двигаться в этом направлении. И если делать все правильно, то это круто и здорово выглядит.

Возможно, наука – не единственная проблемная зона. В дальнейшем мы можем зайти и в другие области. К примеру, есть социальный проект Teach for Russia – ребята пытаются работать над образом учителя. И этот проект тоже хорошо показывает, что многие проблемы связаны с коммуникацией. Естественно, мы не поменяем полностью состояние науки в России, это не наша задача. Мы можем сделать доступнее и приятнее то хорошее, что в ней есть.

Можно за пару часов взять комментарий у американского исследователя, а до российских ученых зачастую невозможно достучаться. Найти их контакты не так просто, и многие закрыты для коммуникации. При этом легко списаться с человеком из Стэнфорда или MIT. Как вы думаете, в чем причина и как решить эту проблему?

Михаил Тупикин: Мы обсуждали этот вопрос с Максимом Буевым, деканом экономического факультета Европейского университета, он выступал у нас на Science Slam. Он несколько лет работал и преподавал в Лондоне. Мы с ним как раз говорили о культуре общения в западных странах и в России. Действительно, это какой-то необъяснимый феномен. Западные ученые готовы отвечать всем, кто им пишет. Даже на самые простые вопросы берут и отвечают. У нас этого нет. Вот мы не знаем ответа на вопрос, с чем связана эта особенность. Конечно, мы можем сказать, что это менталитет, но это ничего не объясняет. Мы сами сейчас ищем причину и способы достучаться до них.

А что вы думаете о предположении, что существует некоторое высокомерие со стороны научного круга по отношению к тем, кто не принадлежит к нему?

Михаил Тупикин: Это, скорее, цеховая солидарность и недооценка публики что ли. То есть ученые привыкли, что то, чем они занимаются, интересно только самим ученым. Они просто не думают, что другим людям это может быть интересно. На самом деле мы видим, что людям это очень интересно и можно им рассказывать. Но вот почему-то ученым не хватает уверенности в этом. Они избегают выходить на публику и говорить о своей работе.

 

            

 

 

 

 

 

           

 


О ВОЗМОЖНОСТИ СЛЕДИТЬ ЗА РАСПИСАНИЕМ СЛЭМОВ

 

           

            

 

 



Слэмы проходят регулярно и в разных городах. Как могут следить за ними люди, которым интересна наука?

Никита Соловьев: Сейчас мы остановились на периодичности четыре раза в год в Москве и Петербурге. Планируем проводить слэмы каждый сезон – по одному осенью, зимой, весной и летом в каждом городе. Мы запустили пробный сайт для Москвы, и он хорошо себя показал. Будем развивать этот портал, и, думаю, на карте скоро появятся другие города. Можно следить за новостями в социальных сетях и на Science-Slam.ru.

 

            

 

element

 

 

           

 


О  ЗАПОМНИВШИХСЯ ВЫСТУПЛЕНИЯХ

 

           

            

 

 




Какие из выступлений на Science Slam вам особенно понравились и запомнились?

Михаил Тупикин: Для меня одно из самых запомнившихся – выступление Александра Ефремова со второго слэма. Он рассказывал про генную инженерию. Это очень сложная тема, много названий белков и молекул – в целую строку. Но он умудрился сделать так, что все были в восторге от его рассказа, и стал победителем. Очень хорошее выступление было у физика-теоретика Андрея Богданова. Он тоже взял сложную тему – «Метаматериалы» – и буквально за 10 минут разложил все по полочкам: что это такое, зачем это нужно и почему людям вокруг надо знать об этом.

Никита Соловьев: А мне понравилось вот какое выступление. На первом слэме у нас был гуманитарий, социолог Георгий Милютин. И он сделал максимально наглядным то, что довольно сложно описать. Он рассказал о своей математической модели просчета социальной активности. Она позволяет предсказать взаимосвязи в клубе или посчитать лайки на YouTube. В общем, он показал, что наши коммуникации тоже можно просчитывать, но совсем по-другому, чем какие-то вещи в экономике, например. Это было очень интересно.

 

            

 

СМОТРИТЕ ВЕБИНАР

element

РАБОТА СО СТРАХОМ ПУБЛИЧНЫХ ВЫСТУПЛЕНИЙ

 

Фотоматериалы предоставлены Science Slam

 

Отметить прочтение на Facebook

Автор
Анастасия Подберезкина
Автор
Работает в Zillion

Шеф-редактор Zillion
Рекомендуем
Big Data. Как большие данные меняют бизнес и жизнь
Как сюда попасть

Zillion приглашает к сотрудничеству

Zillion приглашает к сотрудничеству обладателей уникальных знаний готовых делиться ими и совместно зарабатывать. Для вас мы подготовили уникальную инфраструктуру, которая позволит комфортно работать онлайн преподавателем, создавать собственные курсы и проводить вебинары. Чтобы узнать подробности, напишите нам: ideas@zillion.net

Комментарии 0

Отправить комментарий на Facebook


Рекомендуем к просмотру
Тренды
Новое на Trendspot. Флэш-фикшн: твиттература, чат-книги, дрибл, драбл, 6 и 9. Создатель Telegram-канала «Кароч.» Дмитрий Соловьев рассказывает о микролитературе и фикшн-форсайте
26 августа 2017 г. 30,402
Тренды
Подписывайтесь на новый блог Trendspot by Zillion
13 августа 2017 г.
28,355
Менеджмент
Владимир Завертайлов: «Мой телефонный номер есть в подписи у всех менеджеров. Клиенты этим пользуются редко, но возможность такая есть»
12 июня 2017 г.
28,500
Управление проектами
Zillion.Quick: «Управление продуктом в Scrum», Роман Пихлер
8 июня 2017 г. 25,499
Управление проектами
Мемесы про пиэмов. Chapter 1: топ-5 Романа Вейнберга
18 мая 2017 г.
28,370
Управление проектами
Стейкхолдер-менеджмент. Как идентифицировать, анализировать и вовлекать стейкхолдеров в проект
15 мая 2017 г.
19,674
Управление проектами
Zillion.Quick: «Канбан» Дэвида Андерсона
6 мая 2017 г. 14,731
Бизнес и финансы
Артур Шомахов: «Бизнес – это деньги, поэтому день надо начинать с денег. Каждое утро у тебя должно обновляться понимание того, что творится с финансами»
9 сентября 2015 г. 30,491
Управление проектами
Zillion.Quick: «Мифический человеко-месяц» Фредерика Брукса
26 апреля 2017 г.
11,219
Управление проектами
Павел Капусткин: «Смотри, наиболее вредна для пиэма непродуктивная эмоция»
12 апреля 2017 г.
32,768
Управление проектами
Чем занимается Project Manager?
20 марта 2017 г. 46,861
Управление проектами
Zillion.Quick: «Корпорация гениев. Как управлять командой творческих людей», Эд Кэтмелл
9 марта 2017 г.
18,186
Управление проектами
Проектное мышление. Поиск инвестиций: зачем использовать CRM
23 февраля 2017 г.
14,047
Управление проектами
Надпрофессиональные навыки: управление проектами
22 февраля 2017 г. 14,041
Управление проектами
Управление проектами: как организовать путешествие
14 февраля 2017 г.
13,562
Развитие персонала
Zillion.Quick: синопсис + инфографика. «Лидер и племя. 5 уровней корпоративной культуры»
9 февраля 2017 г.
14,051
Образ жизни
Как пробежать свой первый марафон
19 января 2017 г. 18,136
Продуктивность
С 2017-м! Начните год продуктивно: 5 полезных курсов вместо 5 новогодних кило
1 января 2017 г. 12,814
Edutainment
10 самых читаемых материалов года
31 декабря 2015 г. 17,805