Ссылка на видео отсутствует или повреждена.

Вход Или регистрация

Войти с помощью::

Регистрация или вход

Обратите внимание, все поля являются обязательными для заполнения.
Войти с помощью::

Восстановление пароля или регистрация

 

 

 

 

 

Михаил Гладченко, Анна Кучуганова, Александр Лапшин (Tendy):

«Три главные идеи: смотреть на вещи шире, быть гибкими и общаться с людьми»

  

 

 

 

Недавно у нас в комментах появилась фраза: «А у меня просто нет идей». И у многих проблема не в том, что нет желания или способностей – нет именно стоящей идеи, к которой захочется приложить энергию. Мы поговорили с основателями стартапа Tendy, который только появился, а уже зарабатывает. Михаил Гладченко, Анна Кучуганова и Александр Лапшин рассказывают, как нашли идею для стартапа, чем полезны акселераторы, почему важны Customer Development и правильный онбординг клиентов – и что происходит на рынке Consumer AI, потребительского искусственного интеллекта.


 Интервью: Анастасия Подберезкина

 


 

 

Михаил Гладченко, Анна Кучуганова, Александр Лапшин

Основатели стартапа Tendy, Mytendy.ru

 

Расскажите о себе?

Анна Кучуганова: Мы все из разных городов, познакомились на проекте Яндекс.Старт Tolstoy Startup Camp. Наш проект появился именно там. Идею придумал Миша, изначально она была несколько другой, но мы следовали программе акселератора, и в результате появился Tendy. Для нас самих это стало сюрпризом.

Я дизайнер, специалист по интерфейсам, до Camp’a руководила отделом дизайна в компании e-Legion, крупнейшем мобильном разработчике Питера.

Александр Лапшин: Я – разработчик и Project Manager, приехал из Новосибирска. В 2013 году я запустил свой первый бизнес – пытался продавать через Интернет мотоциклы и снегоходы. Не пошло, люди не были готовы покупать такую технику онлайн, потому что ее хочется посмотреть и потрогать, а я рассчитывал обойтись без этого. После этого я окончил универ и открыл студию по разработке мобильных приложений. Недавно получил письмо и решил отправиться на Camp, потому что еще со школы хотел заниматься своими проектами. 

Михаил Гладченко: Я – Front-End разработчик, живу в Белгороде. В свое время ушел из компании, где работал программистом, и открыл собственную студию. В частности, совместно с администрацией города делал проект «QR.Белгород». Потом благополучно закрыл студию, но зато приобрел интересный опыт предпринимательства и общения с людьми. Закрыл из-за того, что в нашем маленьком городе нужны сайты по 15 000 рублей, Сtrl C – Сtrl V.

Я пошел на Camp, потому что чувствовал: что-то не то, «жизнь мимо проходит» – захотелось что-то поменять. Для меня это был шанс разобраться в себе, вырваться из порочного круга «работа – работа – работа». И Camp нам просто взорвал мозг, причем с первого дня. Нас заставили смотреть на вещи совершенно по-другому. За два месяца мы все очень сильно изменились.

 

А какие идеи произвели впечатление?

Михаил Гладченко: Три идеи: смотреть на вещи шире, быть очень гибкими – не отрицать, принимать вообще все, что тебе говорят, и общаться с людьми, слушать их. Люди – это самый главный и ценный ресурс. Все, что есть, – это люди и вокруг людей.

Александр Лапшин: Все, что мы делаем, – для людей, поэтому больше всего нужно общаться с потребителями. Идея кажется простой, но по-настоящему осознать это не так просто.

Михаил Гладченко: Самое классное – с нас сняли розовые очки. Ты не просто выходишь из зоны комфорта, тебя отправляют на другую планету, учат трезво смотреть на жизнь. В плане развития это лучшее, что со мной произошло. Многие ребята были отсеяны, потому что негибкие. Там же объясняют, почему твоя идея – полный отстой, ничего не значит и не полетит. Это закаляет. Мы дошли до Tendy только из-за того, что начали смотреть шире и под другим углом.

Я приехал без идеи, потому что подозревал, что нас будут учить и все, что я придумаю, только помешает, потому что я буду держаться за свою идею и не смогу воспринимать новую информацию. В день отбора многие хотели протащить свою идею, а я сидел без идеи.

Александр Лапшин: А у меня тогда еще была своя идея.

Михаил Гладченко: Заходит Григорий Бакунов, директор по распространению технологий «Яндекс». Я смотрю, как он заходит, – и раз, в голове идея.

Александр Лапшин: Я оглядываюсь, и Миша мне говорит: «Ты офигеешь».

Михаил Гладченко: До этого я успел «придумать» iBooks, Tinder и что-то еще, но оказалось, что все это уже есть. А потом я придумал будильник, который ориентируется по таким внешним факторам, как погода, пробки и расписание, и будит тебя раньше. С этой идеи мы и начали.

Александр Лапшин: Изначально в проекте было шесть человек, но с кем-то мы не сошлись характером и по-разному понимали этот проект.

Анна Кучуганова: Примерно месяц спорили и обнаружили, что мы втроем одинаково понимаем, что нужно делать.

Михаил Гладченко: В какой-то момент мы почувствовали, что из лидеров проект резко перешел в аутсайдеры. Нам поставили условие: «Если до вторника не сделаете первую продажу, до конца Camp’a не дойдете». Это моментально заставило нас шевелиться. Мы сразу расстались с той частью команды, которая понимала проект иначе, и в тот же день сделали первую продажу.

 

Проекту сколько сейчас вообще?

Анна Кучуганова: Второй месяц.

 

У вас прямо Lean.

Михаил Гладченко: Чистый конкретный Lean, не спим и не едим. 

Анна Кучуганова: Дальше были интервью с людьми, и после Customer Development у нас случился инсайт. Мы поняли, что изначальный продукт не несет в себе достаточной ценности, люди не готовы за него платить. Они говорили: «Прикольно, но это не платная история, ребята».

Мы мучились, много думали, куда нам идти, общались с людьми – и выяснили, что планирование вызывает у людей стресс: им либо лень, либо очень неприятно планировать. Людям эмоционально тяжело вести календарь и составлять график дел. Мы решили проверить, как можем избавить их от этой проблемы. Но на том этапе нам запрещали писать код и рисовать дизайн, поэтому мы решили справиться доступными средствами – просто писать SMS со словами «Привет. Какие у тебя дела на завтра? Я буду напоминать тебе о них».

Мы взяли список дел у первого клиента, с утра написали ему о погоде и предупредили заранее, когда выходить. Очень хотелось поддержать этого человека, и я случайно написала ему очень милое сообщение со смайликами Emodji. В середине дня мы увидели, что он выложил скриншоты моих SMS в Facebook. В комментарии набежала куча народу с фразами «И мне тоже», «Я тоже хочу». Тогда мы, кстати, еще назывались InTime. Мы связались с людьми из комментариев к посту и стали писать им милые SMS с напоминаниями. Иногда просто спрашивали, как настроение, иногда рассказывали, чем примечателен сегодняшний день. Например: «Сейчас происходит солнечное затмение. Посмотри на небо». В общем, общались человеческим языком со смайликами.

Мы склепали самый простой лэндинг, где можно оставить заявку, и параллельно искали клиентов в Facebook. И в какой-то момент обнаружили, что у нас уже очередь из 450 человек. Получилось так, что каждый человек, которого мы брали под крылышко, приводил еще нескольких. Мы его об этом не просили, он просто сам выкладывал в Сеть скриншоты с нашими SMS – и возникала виральность, «тоже хочу».

Инсайт наш заключался в том, что дело не столько в планировании. Планировать или не планировать, людям в целом не важно – им нужна забота и любовь. И за такую милую, добрую надстройку над календарем, как теплые сообщения, люди, оказывается, готовы платить деньги.

 

А, кстати, сколько это стоит сейчас?

Анна Кучуганова: Мы пока тестируем ценообразование. В очереди почти 900 человек, но непосредственно пользователей еще совсем немного, 20 человек на стадии закрытого тестирования. 1 июня мы откроем доступ первым 20 людям, а дальше будем каждую неделю подключать новую группу из очереди. Пока мы пробуем разные ценники и смотрим, кто на что среагирует. На данный момент люди готовы платить за этот сервис от 250 до 1000 рублей в неделю.

Александр Лапшин: Понимание того, насколько у людей глубокая потребность в заботе и эмоциях, пришло к нам несколько недель назад. Сначала мы не осознавали, что дело именно в этом, просто продолжали писать SMS интуитивно. А сейчас это уже осознанный подход, потому что мы поняли, что людям действительно нужно.

Анна Кучуганова: Люди одиноки в цифровом мире и ценят поддержку – даже со стороны какого-то непонятного существа якобы по ту сторону экрана. Им очень нравится, когда Tendy пишет: «Все будет хорошо», «День пройдет здорово», «Ты молодец». Эти сообщения автоматические, но нам постоянно отвечают на них.

Интересно вот что. У Тенди нет пола, мы намеренно не создаем образа, пишем такие сообщения, из которых нельзя понять пол и вообще кто это. Но недавно выяснили: кто-то считает, что это девушка, для кого-то это парень, а кому-то нравится думать, что это плюшевый мишка. Все представляют что-то свое и по-разному описывают ощущения: «Мне как будто мама пишет», «Словно мне девушка пишет – я боюсь в тебя влюбиться, дорогая». Девушки в ответных SMS обращаются «Милый». Все представляют себе кого-то.

 


 

 

Это все-таки заботливый планировщик и личный менеджер или история про то, что тебя кто-то обласкал? Или эти концепции не ругаются?

Анна Кучуганова: Пока это заботливый планировщик.

Михаил Гладченко: Скорее, даже персональный ассистент. Эти идеи пересекаются и не ругаются.

Александр Лапшин: Мы сфокусировались на одной вертикали и отталкиваемся от того, что у людей много мелких задач, о которых они постоянно думают. Это отвлекает их от основной работы, и в итоге они забывают или не успевают что-то сделать вовремя. Пока будем сосредоточены на конкретной проблеме, чтобы отработать ее и сделать хорошее решение, а потом посмотрим шире – возможностей там много. Пользователи сами говорят, что логично добавить. Например: «Тенди, вызови мне такси. Найди мне билеты. И разбуди меня с утра».

 

Есть ощущение, что это точка пересечения трендов на уберификацию и потребительский искусственный интеллект. Uber и Luka вот где-то рядом. Вы же при желании можете собрать в одной истории много таких фич – опыт Magic показал, что это в целом реалистично.

Михаил Гладченко: Да, пересечение трендов просматривается, но мы пока не планируем собирать в Tendy разные сервисы, чтобы не расфокусироваться.

На мой взгляд, серьезные игроки, такие как Google Now, Siri и Cortana, сильно размывают свою область деятельности. И по факту пока не так много вещей, которые они могут делать хорошо. По этой причине новые игроки на рынке Consumer AI пытаются сфокусироваться на чем-то, как тот же Luka – на ресторанах. Причем Luka – это все-таки автоматизированный сервис. А если говорить про Magic, он на слуху, но легко найти отрицательные отзывы, потому что это консьерж-сервис – реальные люди обрабатывают заказы вручную. В итоге клиенты пишут: «Я полтора часа переписывался, в итоге мне предложили буррито за 35 долларов. Мы хотим автоматизировать свой сервис.

 

А как быть с заботливыми сообщениями на человеческом языке? Они вообще поддаются автоматизации? Каковы риски, что они станут пластиковыми, если автоматизировать?

Александр Лапшин: Будем двигаться итерациями. Важно, чтобы человек ощущал, будто он с кем-то живым общается, поэтому мы не собираемся автоматизировать сразу все. Пока рассылку сообщений будет контролировать человек. Постепенно мы будем выделять паттерны и автоматизировать разные кусочки так, чтобы автоматизация была максимально плавной и пользователь не заметил перехода. Поэтому мы и формируем очередь.

 

Сколько человек вам необходимо для того, чтобы вносить человеческое тепло в сообщения сервиса? Или через время люди вообще будут не нужны для этого?

Анна Кучуганова: Нужны, но не много. Нам в любом случае понадобятся копирайтеры и люди, которые будут следить за ситуацией, по крайней мере, на первом этапе. Сейчас автоматизируем то, что уже знаем, как сделать. По нашим прикидкам, один человек сможет обслужить 100 пользователей.

Михаил Гладченко: Мы будем автоматизировать основные паттерны. А люди будут отслеживать возникновение нестандартных ситуаций и адекватно отвечать. Недавно вот мы попробовали Luka. Смысл был в том, чтобы посмотреть, как он реагирует на нестандартные ситуации. Я написал «Pizza and pasta» – тут порядок, все нашел. А потом написал, в принципе, нормальный запрос: «Я голоден, но не знаю, чего хочу». Он сказал: «Я не знаю», – и опять показал пиццу. И сегодня мне еще два раза посоветовал какую-то пиццерию, причем одну и ту же, хотя я уже не спрашивал про пиццу.

При этом надо понимать, что дело не в Luka – мы очень хорошо относимся к этому проекту и уважаем команду. Рынок Consumer AI, потребительского искусственного интеллекта, новый, он только формируется. Стартапы разбираются, как усовершенствовать свои технологии. Это хорошо, что проекты тестируют друг друга и видят минусы автоматизации – так мы все начинаем лучше понимать, как с этим работать.

Александр Лапшин: Пользователи должны думать, что это магия, а команда должна понимать, куда двигаться и что делать с проблемами. Для нее не может быть магии в процессах сервиса. Все должно быть логично, четко и понятно.

 

У вас есть гипотеза по поводу соотношения автоматизированных и оперативных человеческих сообщений?

Александр Лапшин: Мы хотели бы обрабатывать с человеческой помощью только нестандартные ситуации – запросы, с которыми система не справляется. Например, когда пользователь спрашивает что попало, система сообщает об этом сотруднику, и он реагирует по ситуации.

Уже есть набор эвристических алгоритмов, встроенных в систему. Грубо говоря, если мы дошли до этого флажка и знаем, что ответить, отвечаем. А если пользователь в своем сообщении ушел в дебри, то система, фигурально, говорит: «Ой, все», – и передает ситуацию человеку.

Михаил Гладченко: Тут еще такой момент. Важно, чтобы пользователь понимал, как правильно общаться с сервисом. Нужен правильный онбординг. (Zillion: Онбординг (Onboarding) – организационная социализация, механизм передачи новым сотрудникам или клиентам знаний и навыков, необходимых для эффективного сотрудничества.) Были, например, такие ситуации: мы находили нового пользователя, и в Facebook он говорил, как ему интересно, а потом мы добавляли его и он тупил, не знал, что писать. Тогда мы делали простейший онбординг на словах: «Делай вот так – получишь вот это». И человеку все становилось понятно, он начинал полноценно использовать сервис. В первый день новый пользователь обычно пишет сухо, строго и про одно дело: «Напомни сходить за картошкой» или «Напомни сделать Skype Call». На следующий день это уже три дела, потом четыре. А потом видят value, и начинается по всему списку: «Напомни то, напомни то, напомни то».

Самое интересное, что взрослые серьезные дядьки, от которых в повседневной жизни вроде доброго слова не дождешься, потом пишут про нас в Facebook: «Ааа, круто, wow, обалдеть». Жизнь – боль, и многие прячутся за маской серьезности, и вот почему-то такой сервис помогает им раскрываться.

Это крутые эмоции – приятно осознавать, что мы делаем что-то хорошее для людей. Если честно, мы сейчас только на эмоциях и живем, потому что предыдущие два месяца были очень сложными. Мы одновременно учились и работали над продуктом.

 

Здесь на ум приходят история с тамагочи и фильм «Она» с Хоакином Фениксом и голосом Скарлетт Йоханссон. Люди, обычно живущие в своем цифровом одиночестве, привязываются к «заботливым» виртуальным сущностям, которые могут стать тамагочи 3.0 или еще больше отдалить людей друг от друга. Что думаете об этом?

Михаил Гладченко: Ответ на этот вопрос в фильме «Она» и звучит, как мы думаем. Невозможно людям без людей. Все это в любом случае от людей и для людей. На самом деле технологии Consumer AI созданы для того, чтобы люди чаще виделись и общались.

Основной тезис, про который мы регулярно пишем: «Люди постоянно пытаются все держать в голове. Мы освобождаем человеку голову и берем на себя ответственность за его график». Пишем так: «Мы заботимся о том, чтобы у вас стало больше времени на реальные, хорошие и нужные дела». Люди получают удовольствие от общения друг с другом, а не сидят на иголках из-за того, что надо быть где-то во сколько-то. Сервис напомнит, все, не беспокойся, сиди и общайся.

 

Как считаете, насколько мы далеко от Джарвиса из «Железного человека»?

Александр Лапшин: Рынок Consumer AI только-только зарождается, это самый старт. Джарвис – это вообще космос.

Михаил Гладченко: У меня есть картинка, на которой Тенди говорит: «Я хочу заменить Джарвиса в костюме "Железного человека"», это наш внутренний прикол.

Анна Кучуганова: На самом деле  вопрос, получится ли действительно Она или Джарвис из тех технологий, которые есть сейчас.

Александр Лапшин: Да, это большой вопрос, потому что уже какой раз пробуют это сделать. Попытки сделать компьютерного помощника делают с самого появления компьютеров. Компьютеры и начались с идеи создать что-то, что быстрее и умнее человека. Это было основной идеей Тьюринга, он хотел воссоздать умершего друга и называл свой компьютер Кристофером. Потом в 70-х, 90-х и нулевых были попытки, и каждый раз не получилось – ушло.

Михаил Гладченко: Помните, в 95-м или 97-м ворде была скрепка такая или собачка, которая выскакивала и спрашивала, чем помочь. По сути, это компьютер спрашивает пользователя: «Чем тебе помочь?». Я считаю, это один из первых прототипов Consumer AI сервисов, которые появляются в наши дни.

Сейчас технологии развиты уже настолько, что действительно может получиться. Смартфоны стали продолжением человека, плюс несколько поколений людей родились в эпоху Интернета и совсем по-другому чувствуют реальность. Они не хотят делать лишние движения, устанавливать приложения и т. п. – они хотят как можно проще.

 

Крис Дэнси, один из самых подключенных людей на Земле, называет это спокойными технологиями: это когда многое делается в фоновом режиме, а человек занимается своими делами.

Анна Кучуганова: Можно говорить о тренде на упрощение интерфейса: не нужно устанавливать приложения и заполнять формы, достаточно сказать: «Я хочу».

Михаил Гладченко: Все к этому идет, потому что активно развиваются рынки Интернета вещей и носимых девайсов. 

 

Тема Интернета вещей в перспективе тоже ваша.

Александр Лапшин: Да, типа «Тенди, завари мне кофе». Мы не распыляемся, но понимаем эти перспективы и то, что от исходного сервиса можно бомбануть в разные стороны. Сейчас важно сфокусироваться на чем-то одном и настолько качественно реализовать планирование дня, чтобы каждый пользователь говорил «Wow».

 

 

Может ли американский сервис этого типа прийти на российский рынок? Или язык играет роль сдерживающего фактора и предотвращает экспансию стартапов, в которые гиганты вкладываются как в будущих лидеров?

Михаил Гладченко: Этого не произойдет просто потому, что рынок российских технологий – 2% от американского рынка. Они просто не будут париться ради 2%. И крупные компании не станут фокусироваться на какой-то вертикали, они смотрят широко.

Александр Лапшин: В каждой стране свой менталитет и языковые нюансы. Если мы хотим по-настоящему понимать людей, которых обслуживаем, нужно как минимум пожить рядом с ними, понять, какие это люди. Нам может казаться, что в Америке люди примерно вот такие, а они совсем другие. Речь не только о языке, отношение к жизни и отдельным вещам может быть принципиально разным, все это нужно изучать. На рынок другой страны так просто не зайдешь.

Google Now, Cortana и Siri ориентированы на горизонталь, там смотрят широко и пытаются действовать в разных направлениях из-за того, что эти голосовые помощники находятся в своей системе. Кроме того, они работают в основном по запросу – их надо сначала спросить, и тогда они ответят, а мы сами спрашиваем.

Михаил Гладченко: Да, это один из самых важных моментов – ни Google Now, ни Cortana, ни Siri не общаются с людьми на данный момент. Человек, конечно, может нам ничего не отвечать, но мы стараемся построить общение таким образом, чтобы подтолкнуть к ответу. Например, на Пасху в Москве была отличная погода, и мы писали: «Погода супер. Как настроение?». Люди нам отвечали, слали картинки с куличами. У тех, кто пользуется сервисом больше недели, возникают эмоциональная связь и ощущение, что есть собеседник, который может поддержать.

 

Получается, что рынок Consumer AI общий, но небольшие и крупные игроки в нем особенно и не пересекаются.

Михаил Гладченко: Да.

 

Понятно, что прогнозы надо делить на 10, но давайте попробуем. Как думаете, исходя из того, насколько сейчас развит рынок, когда может появиться Джарвис, который освободит нас от огромного количества действий? 

Александр Лапшин: Есть очень важная вещь в искусственном интеллекте – это понимание контекста. Человек спрашивает у человека, какая погода в Москве, и слышит ответ. Потом он говорит: «А в Питере?». И человек поймет его моментально. Siri сейчас работает над пониманием контекста и уже способна понимать, что речь о погоде. Но понимание контекста – намного более сложная вещь, над которой еще работать и работать, чтобы через полчаса общения робот понимал, какая вообще тема разговора.

Это все непредсказуемо. Джарвис может и через год появиться, если есть какая-то успешная секретная разработка. Но это я шучу, конечно.

Михаил Гладченко: Да, во-первых, непредсказуемо, а во-вторых, это ПО или ОСь, как в «Она», будет собирать информацию и знать о человеке все. Я думаю, что такие технологии станут доступны только тогда, когда мир придет к глобализации. Пока не будет мира во всем мире и глобального правительства, никто не захочет запускать такую технологию, потому что это сбор информации абсолютно обо всем. А в-третьих, никто не захочет, чтобы компьютер контролировал все. Много вопросов на самом деле. Ну, это мое видение.

 

Интересный момент, кстати. Давайте поговорим про защиту пользовательских данных и защиту от факапов искусственного интеллекта. Помните, как в «Кремниевой долине» машина с ИИ увезла Джареда на искусственный остров в океане?

Михаил Гладченко: Мы еще никого никуда не возим, поэтому у нас мало вариантов для факапа с каким-то вредом для человека.

 

Человек сообщает вам обо всех своих делах в течение дня. Он может рассчитывать на то, что об этом никто не узнает?

Александр Лапшин: Да, конечно.

 

Данные вы наверняка накапливаете и анализируете.

Александр Лапшин: Да, мы запоминаем и позже будем анализировать, чтобы понять паттерны. Пока какие-то паттерны понимаем интуитивно, а данные копим.

 

У вас будет возможность проанализировать дни разных людей и понять, что обуславливает их эффективность?

Анна Кучуганова: В далекой перспективе – да. Мы видим задачи на год и ближайшие шаги. Есть представление о том, что мы хотели бы увидеть, но стараемся не выдумывать, потому что это верный способ ничего не достичь.

 

Насколько возможна кастомизация?

Михаил Гладченко: Можно договориться и подключить самые разные партнерки с другими сервисами. Но все будет зависеть от того, какие фишки захочет большое количество пользователей. Будем подключать только то, что реально нужно людям. Самое крутое, что у нас есть, – это моментальный фидбэк.

 

Вопрос про монетизацию. Вы располагаете данными о том, как пользователь проводит свой день. Это может быть интересно тем, кто хочет что-то узнать о пользователе, пересечься с ним для делового разговора в течение дня.

Михаил Гладченко: Один из вариантов монетизации – как раз партнерские программы. Торговать информацией о пользователях мы не будем.

 

А если с согласия пользователя подключать функции, которые всем дают профит?

Александр Лапшин: В разговоре о дополнительной монетизации ключевое слово «дополнительная».

Михаил Гладченко: Да, сначала нужно понять, будет ли это действительно нужно пользователям и окупятся ли усилия. Нас научили так: пользователю нельзя давать выбор. Прежде всего, мы хотим, чтобы было удобно. Если из-за выбора опций станет неудобно и у пользователей исчезнет доверие, сервис не сможет развиваться. Для нас важно монетизировать так, чтобы не потерять фокус и качество.

Фото: пресс-материалы

Смотрите на Zillion

Стратегия контент-маркетинга: как создать систему привлечения и удержания клиентов

 

Комментируйте

Обсуждайте тему, обменивайтесь идеями. На образовательном ресурсе секция комментариев – инструмент коллективного обучения. Поэтому за каждый комментарий вы получаете зиллионы (ZL), которые можете потратить на просмотр экспресс-курса. Узнайте больше о программе «Накопление знаний»

Like & Share

 

Комментарии 1

Очень милая идея. И статья написана захватывающе, я даже сразу начала искать больше об этом проекте в соц.сетях.
Интересно было читать, как у ребят менялась идея. Успехов проекту!
6 июля 2016 г. в 14:04
0
Ответить
Lebedz Anastasiya
Пользователь

Отправить комментарий на Facebook


Рекомендуем к просмотру
Тренды
Новое на Trendspot. Флэш-фикшн: твиттература, чат-книги, дрибл, драбл, 6 и 9. Создатель Telegram-канала «Кароч.» Дмитрий Соловьев рассказывает о микролитературе и фикшн-форсайте
26 августа 2017 г. 24,819
Тренды
Подписывайтесь на новый блог Trendspot by Zillion
13 августа 2017 г. 24,222
Менеджмент
Владимир Завертайлов: «Мой телефонный номер есть в подписи у всех менеджеров. Клиенты этим пользуются редко, но возможность такая есть»
12 июня 2017 г.
24,668
Управление проектами
Zillion.Quick: «Управление продуктом в Scrum», Роман Пихлер
8 июня 2017 г. 21,725
Управление проектами
Мемесы про пиэмов. Chapter 1: топ-5 Романа Вейнберга
18 мая 2017 г. 23,551
Управление проектами
Стейкхолдер-менеджмент. Как идентифицировать, анализировать и вовлекать стейкхолдеров в проект
15 мая 2017 г.
12,480
Бизнес и финансы
Артур Шомахов: «Бизнес – это деньги, поэтому день надо начинать с денег. Каждое утро у тебя должно обновляться понимание того, что творится с финансами»
9 сентября 2015 г. 26,889
Управление проектами
Zillion.Quick: «Канбан» Дэвида Андерсона
6 мая 2017 г. 11,331
Управление проектами
Zillion.Quick: «Мифический человеко-месяц» Фредерика Брукса
26 апреля 2017 г.
7,984
Управление проектами
Павел Капусткин: «Смотри, наиболее вредна для пиэма непродуктивная эмоция»
12 апреля 2017 г. 28,100
Управление проектами
Чем занимается Project Manager?
20 марта 2017 г.
34,245
Управление проектами
Zillion.Quick: «Корпорация гениев. Как управлять командой творческих людей», Эд Кэтмелл
9 марта 2017 г.
13,879
Управление проектами
Проектное мышление. Поиск инвестиций: зачем использовать CRM
23 февраля 2017 г.
11,181
Управление проектами
Надпрофессиональные навыки: управление проектами
22 февраля 2017 г. 10,577
Управление проектами
Управление проектами: как организовать путешествие
14 февраля 2017 г. 10,474
Развитие персонала
Zillion.Quick: синопсис + инфографика. «Лидер и племя. 5 уровней корпоративной культуры»
9 февраля 2017 г. 10,653
Edutainment
10 самых читаемых материалов года
31 декабря 2015 г. 13,253