Ссылка на видео отсутствует или повреждена.

Вход Или регистрация

Войти с помощью::

Регистрация или вход

Обратите внимание, все поля являются обязательными для заполнения.
Войти с помощью::

Восстановление пароля или регистрация

 

 

Как пройти программу в Singularity University. Рассказывает Байрам Аннаков

 

Singularity University – легендарный университет будущего, который создали футуролог Рэй Курцвейл и предприниматель Питер Диамандис. CEO Empatika (App In The Air) Байрам Аннаков недавно прошел обучение в SU. Мы попросили его рассказать, насколько это доступно, что представляет собой недельная программа и что она может дать предпринимателям.

 

Байрам Аннаков

Основатель и CEO компании Empatika (приложения App In The Air и InFlow). Победитель международного хакатона PayPal Battle Hack. Эксперт в области Growth Hacking, мобильных приложений и технологии iBeacon.

 

Байрам, расскажите, как попали в Singularity University?

Байрам Аннаков: Есть два варианта, как пройти обучение в Singularity University. Первый – летняя программа: она длится 2,5 месяца и не очень хорошо подходит для людей, у которых есть бизнес и они не могут от него отключиться. Она, скорее, для тех, кто хочет продолжить образование или переходит из одной отрасли в другую.

Второй вариант – Executive-программа. Она длится неделю, и это гораздо удобнее для занятого человека. В отличие от спонсируемой летней программы она платная. Насколько я знаю, там большой лист ожидания, но мне помогло то, что я уже давно в контакте с Singularity University. Возможно, заявления о том, что свободных мест там нет на год вперед, – маркетинговый ход ради ажиотажа. Я узнал об SU в 2009 году, тогда была массированная пиар-кампания. Я заинтересовался, стал смотреть видео с лекций, которые они выкладывали в Интернет, переводить выдержки из лекций и писать заметки в нашем блоге.

 

То есть, в принципе, любой желающий может в каком-то объеме получать информацию из программ Singularity University?

Байрам Аннаков: Да. Понятно, что это будет в ограниченном формате, но в целом можно следить удаленно. Хотя желание поучаствовать лично будет расти, как это было со мной.

 

А насколько это доступно?

Байрам Аннаков: Executive-программа стоит 14 тысяч долларов. Если сравнивать с Executive-программами того же Стэнфорда, это примерно те же деньги, учитывая то, что в SU в пакет входят проживание и питание.

 

Для кого целесообразно пройти эту программу?

Байрам Аннаков: Я встретил там три типа людей. Первый – это люди из государственных учреждений и окологосударственных фондов. Их задача – понять, в какие отрасли государству следует вкладывать деньги. Например, я познакомился с человеком, который в Сингапуре отвечает за госинвестиции в «начинающие» отрасли. Его задача – понять, какие отрасли надо начинать поддерживать, а какие не стоит. Женщина из Канады приехала на программу с теми же целями.

Второй тип – предприниматели, которые развивают бизнес или только что продали его. У одних основная задача – понять, чем заниматься дальше, они ищут себя. Я познакомился с человеком, который недавно продал финтех-бизнес и думает, чем заниматься дальше. Судя по последним дням, он решил пойти в сторону дронов или каких-то вещей, связанных с ними. А у таких ребят, как я, есть основной бизнес, и они ищут возможности трансформировать и улучшить его, а также ответить себе на вопросы: «Что будет востребовано через 5 лет? Что компания должна изучать уже сейчас, чтобы понимать, какие действия необходимы, когда настанет время?»

И третий тип – топ-менеджеры корпораций. Мне показалось, что их основная цель – понять, а не убьет ли их компанию какая-то инновация. Допустим, маркетинг-директору крупного алкогольного холдинга было интересно, каким образом на их отрасль могут повлиять достижения в области химии и биоинформатики. Оказалось, в частности, что на их отрасль позитивно повлияет развитие самоуправляемых автомобилей: сейчас люди обычно отказываются от алкоголя, когда они за рулем. Проблема решена.

 

А вы получили ответы на вопросы, с которыми шли на программу?

Байрам Аннаков: Да, я получил, но мое мнение, конечно, надо дисконтировать, поскольку я потратил деньги на обучение. С точки зрения ожиданий, видения на ближайшие годы и ответа на вопрос «Как мы можем думать масштабнее, чем просто "мы делаем приложение"?» – я получил.

В один из дней я задал себе вопрос: «Сколько людей максимум мы можем удовлетворить – сделать их жизнь лучше?» У меня получилась цифра – 100 млн человек. Это потолок для того, что мы делали на тот момент.

Я стал думать, какие из перечисленных технологий уже достаточно зрелы и хорошо вписываются в travel-область. И понял, что это виртуальная реальность. Сейчас только 100 млн человек могут летать ежегодно, а я хочу, чтобы любой человек, независимо от своих финансовых, временных и физических возможностей, мог «летать» в какую-то точку мира каждый день – и исследовать ее. Конечно, это будет не совсем то же самое, что летать по-настоящему, но зрение и слух покрывают 70–80% нашего восприятия. Темпы развития виртуальной реальности таковы, что это будущее не за горами. И мы хотели бы использовать эту технологию в своей компании.

 

Сколько времени прошло с момента одобрения заявки до отъезда на программу?

Байрам Аннаков: Я поступил в феврале или в марте, а учиться поехал летом. Я бы сказал, что отбор там формальный: почти уверен в том, что заявку одобрят, если ты платишь деньги и у тебя адекватный бизнес-профайл.

 

А адекватный – это какой?

Байрам Аннаков: Показывающий, что вы будете интересны другим участникам программы. Приведу пример: одним из моих одногруппников был вице-президент по информационным технологиям, приехавший из большой латиноамериканской страны. Не каждый день у тебя есть доступ к функционеру такого уровня. В SU хотят убедиться, что люди будут интересны друг другу с точки зрения бизнеса и обмена опытом, поэтому я высылал CV, ссылки на официальный сайт компании, а также на свои профайлы в Facebook и LinkedIn.

 

Вы довольно известны на российском стартап-рынке. Менее известные предприниматели могут получить апрув?

Байрам Аннаков: Тут вопрос мотивации. Если человеку действительно хочется, то он получит приглашение. Формально в июльской программе уже не было мест. Я вышел через LinkedIn на одного из людей, отвечающих за набор и подтверждение участия, и написал ему письмо со ссылками на мои переводы их лекций в 2010 году. Тем самым я просто продемонстрировал, что очень заинтересован, и, возможно, это повлияло на подтверждение заявки.

Моя рекомендация – сначала почитать открытые материалы SU и посмотреть отрывки лекций, чтобы понять, насколько вам это нужно. Если это соответствует вашим целям, то поучаствовать в платной недельной программе вполне реально.

 
 
 

Что представляло собой обучение? Курцвейл с Диамандисом читали вам лекции, удалось пообщаться с легендами?

Байрам Аннаков: Да, Диамандис читал нам лекцию в первый же день, а встреча с Курцвейлом часа на полтора-два была ближе к концу программы – он хотел, чтобы мы впитали в себя больше информации перед общением с ним.

Для недельной программы заранее выбран ряд треков: биотехнологии, биоинформатика, искусственный интеллект, роботы, медицина, компьютерные сети и еще что-то. Все дни у нас были лекции, групповая работа и практическое взаимодействие.

Лекции начинались каждый день в 8 утра и заканчивались в 8 вечера, а потом была часовая практическая работа. Например, нам ставили задачу съездить в хакерспейс и в командах собрать роботов, а потом соревноваться этими роботами – какой окажется более устойчивым. Около 10–11 вечера мы приезжали в отель, собирались в баре при отеле и общались с преподавателями – обсуждали и обменивались мнениями до часу ночи. В 7 утра мы вставали и ехали на занятия.

Я совершенно точно могу сказать, что после первого дня будет казаться, что вы учитесь уже месяц. Объем и масштаб знаний формирует впечатление, что обычно вы за месяц столько нового не узнаете, сколько узнали там за день. Второе чувство, которое будет преследовать, – у вас нет времени переварить все это, вы только впитываете, как губка.

После программы я взял неделю, чтобы ничем другим не заниматься, а только осмыслить все, что узнал, и ответить себе на вопросы «Что я буду делать со всем этим знанием?» и «Какими будут следующие шаги?».

 

 

 
Байрам: «На фото – мой диплом и то, чем мы занимались в хакерспейсе: собственноручно собранный робот и гель, удовлетворяющий потребность растений в почве и питательных веществах. Если срезать лист и поместить его в гель, то через две недели будет росток».

 

 

Узнали или поняли какие-то вещи, которые станут инструментами для вашей бизнесовой практики уже сейчас?

Байрам Аннаков: Честно говоря, я таких не помню. Там цель – дать срез знаний о последних научно-технологических достижениях в направлениях, перспективных для бизнеса в близком будущем. Например, у нас было задание понять, когда 5% товаров ежедневного потребления будут производить на 3D-принтерах. Мы в группе прикинули темпы продаж и другие факторы, и у нас получилось, что это произойдет не раньше 20–21 года. Понятно, что любой прогноз, чаще всего, ошибка или случайность, но мы стали более реалистично понимать состояние дел в отрасли.

К примеру, виртуальная реальность – это уже настоящее для игр, сферы развлечений и путешествий. С дронов уже можно наблюдать за пастбищами, снимать видеоклипы и свадьбы. Сенсоры, которые сообщают, когда можно доить коров, уже существуют. А есть штуки, которым еще долго до реализации. В SU становится очевиднее, что происходит с конкретными отраслями. В основном там учат мыслить темпами и понимать, что уже сделано или с учетом темпов может быть сделано в ближайшее время, чтобы у вашей компании было время среагировать на это.

Для меня то, что можно взять и делать уже сейчас, связано с виртуальной реальностью. На днях я встретился со старым товарищем, и он спросил меня: «Байрам, что было самым интересным?» Я говорю: «Биоинформатика». Он отвечает: «Ок, это все про десятилетия научной работы, а что можно делать уже сейчас?» И тогда я рассказал ему про проект Soylent: компания производит напиток, который удовлетворяет ежедневную потребность человека в еде. Делается этот напиток за три минуты, а стоит три доллара. Я, кстати, познакомился с создателем сойлента Робом Райнхартом. У него интересное видение: он выложил в Интернет формулу напитка, чтобы люди во всем мире могли готовить сойлент сами и проблем с едой больше не было.

 

Он перестал делать из этого бизнес?

Байрам Аннаков: Он продолжает делать бизнес, но при этом заопенсорсил формулу, потому что понимает, что его производство не покроет потребностей всего мира. А он хочет, чтобы люди развивали эту тему. Там очень смешной формат: по сути, они выложили исходный код смеси. Причем они делают апдейты и фиксят баги. Пишут что-то вроде: «После предыдущей версии всех пучило, поэтому мы выпустили апдейт». Очень интересная модель.

Так вот, моему товарищу очень понравилась идея, он задумался о таком бизнесе в России и сразу написал в Facebook пост, чтобы найти специалистов и партнеров.

 

Идей для бизнеса там много, но тем, кто хочет получить прикладное знание для развития своей компании, эта программа не подойдет?

Байрам Аннаков: Да, в таком случае гораздо лучше подойдут классические Executive-программы в Стэнфорде или HBS – там дают знания, более ориентированные на практику, насколько мне известно. Мой товарищ учился в Стэнфорде, и вот там были прикладные знания. В Singularity University решают другие задачи.

Программа SU сильно ориентирована на будущее, и это абсолютно неклассическое образование. Я приведу пример: допустим, мы обсуждаем роботов, и нам формулируют этическую проблему. Искусственный интеллект достигает такого уровня развития, что робот 5.1 помогает людям в ежедневной работе. Вы – компания, производящая роботов. Вы сделали более продвинутого робота 6.0 и хотите стереть память робота 5.1, чтобы залить туда память 6.0. Очень простое действие с точки зрения работы с софтом и хардом. Проблема в том, что искусственный интеллект уже настолько развит, что 5.1 подает жалобу в организацию по защите прав человека и робота и отстаивает свое право на жизнь.

Наша команда делилась на обвинителей и защитников, и в ходе дискуссии мы чаще всего понимали, насколько текущая система законов не способна решать такие этические проблемы – необходимо начинать готовить законодательство для этого.

Или вот другой кейс: уже существуют протезы рук, которыми управляют с айфона. Представьте, что кто-то кого-то убил и говорит в суде, что к его протезу подключился хакер и сделал выстрел. Кого судить? Владельца протеза, хакера? Система законов устарела, она все меньше соответствует реалиям научно-технологического прогресса. Мне понравилось, что нас заставляли думать не только категорией технологии, но и категорией ее влияния на общество и категорией законодательной системы.

 

Кто-то может сказать сейчас, что это притянуто, но через несколько лет мы все это увидим.

Байрам Аннаков: Именно так. Через несколько лет начнут появляться такие прецеденты, и они будут очень громкими с точки зрения пиара, потому что всегда есть противники и сторонники прогресса. Появляется все больше фильмов на эти темы, к примеру «Трансцендентность» или «Робот и Фрэнк». Там как раз поднимают вопросы этического выбора в будущем.

Илон Маск, Стивен Хокинг и еще ряд видных деятелей недавно подписали петицию о безопасном искусственном интеллекте. Кстати, в этом контексте понятнее, почему Маск появляется в фильме «Трансцендентность». Есть опасения по поводу искусственного интеллекта: если ИИ будет умнее человека, как мы сможем управлять им? Кто-то считает, что это новый виток эволюции, и нормально, что людей заменят роботы, условно. Другой части человечества это не нравится, потому что люди тогда исчезнут с лица земли. Все эти вопросы уже становятся актуальными, и надо как-то это регулировать.

 

А вопрос сингулярности поднимали на занятиях? Когда ее ожидают, по положению вещей на данный момент?

Байрам Аннаков: Я читал три книги Курцвейла и могу сказать, что он сдвигает дату сингулярности: я, по крайней мере, заметил это уже два раза. Насколько я помню, в одной из книг сингулярность ожидалась в районе 20–25 годов, а в последней книге речь уже о 45-м. Все сходятся в том, что она будет, вопрос когда.

 

Видела в ваших презентациях интересные инсайты. Например, проблема рынка Wearable-девайсов в том, что здоровые люди их не носят, а те, кому они нужны, покупают, ну и тоже не используют. А что еще интересного о рынках-единорогах вы узнали? На каких рынках сейчас будет не overhype, а прямо деньги?

Байрам Аннаков: Из разряда «не ожидал»: секвенирование генома человека через год будет стоить несколько сотен долларов. Я на днях запостил график, на котором видно, что несколько лет назад это стоило 3000 долларов. Один из моих товарищей написал в комментариях, что это уже стоит дешевле 1000 долларов. Цифра бьется, а это означает интересные перспективы. Нам доступны два процесса: чтение и запись. Чтение – это секвенирование, а запись – это создание искусственных органов. Я не ожидал, что стоимости настолько низкие.

Уже после обучения я был в хакерспейсе. Там в рамках community-проекта ребята взяли чернильный принтер, переделали его под биопринтер и печатают живыми клетками какие-то образцы – непосредственно органы нельзя печатать официально. Так вот, стоимость такого биопринтера – 600 долларов. 

Для этого надо получать разрешения, но уже возможно заказать себе биопринтер и биочернила, чтобы печатать организмы, созданные с помощью специальной программы. В том хакерспейсе, где я был, ты можешь за абонентскую плату порядка 100 долларов получить доступ к дорогим устройствам, которые позволяют изучать эту тему.

 

Вот тут мы возвращаемся к необходимости корректировать законодательную систему. Довольно распространенный аргумент противников биохакеров: «Кто угодно может заказать биопринтер и печатать синтетических существ, химер – и к чему мы придем?» Что думаете об этом?

Байрам Аннаков: Создатель того хакерспейса был одним из первых в этой области. Он рассказывал о том, как они проходили все круги ада в коммуникации с ФБР, для того чтобы получить разрешение на создание такого пространства. А потом они сделали совместную с ФБР конференцию, чтобы обсудить, как узаконить и контролировать создание новых организмов и какие негативные последствия могут быть у такой деятельности.

 

А как вы относитесь к этим вещам? Вот существует еще такой аргумент: «У природы и так много живых существ. Зачем Земле и обществу нужны новые?»

Байрам Аннаков: Любая технология имеет и плюсы, и минусы. Есть люди, которые за научный прогресс и против него, это вопрос позиции. Haters gonna hate. Криминальные структуры используют дроны для своей «конкурентной» разведки. А с другой стороны, мои знакомые используют дроны для спасения людей, например серферов, которые попали в течение. Разные люди, разные мотивы и разные применения технологий.

 

Что думаете об идее, что стартапы, технологии и предприниматели гораздо лучше способны обслуживать общество, чем существующие для этого институции? И стартапы, к слову, способны становиться политической силой, как Uber.

Байрам Аннаков: Цель любой системы – сохранение статус-кво. Когда что-то пытается его изменить, система, как организм, естественным образом противодействует этому «вирусу», повышая температуру. Новое будет пытаться изменить систему для своего блага, а любая система будет сопротивляться переменам, потому что в этом ее суть. Это естественный порядок вещей.

 

Байрам, фраза, которая произвела на вас впечатление в Singularity University, и важные для вас выводы?

Байрам Аннаков: Один из ключевых преподавателей во время своего заключительного выступления сказал интересную фразу: «Интересно, когда виртуальная реальность подорвет реальность?»

Другой преподаватель сказал, что разнообразие 3D-принтеров появилось, когда истек срок действия первого патента. Их изобрели еще в 70-х, а в 90-х истек срок первого патента, и сразу же упала стоимость 3D-принтеров. Во время занятий я все время пытался ответить себе на вопрос: что есть индикатор, признак того, что отрасль будет развиваться экспоненциально? Вот истечение патента на ключевую технологию может быть таким индикатором.

Одна из главных идей – обычно люди мыслят и экстраполируют линейно, а очень часто нам надо мыслить и экстраполировать экспоненциально. Помните легенду о зернах на шахматной доске? Не понял правитель, что если количество риса будет удваиваться на каждой клетке шахмат, то риса для вознаграждение не хватит во всем государстве. Мне кажется, что большинство из нас, и я в том числе, пока думают о проблемах и ситуациях линейно. А можно научиться мыслить экспоненциально.

Завтра, в субботу, 18 сентября, в 13.00 в пространстве tceh Байрам Аннаков расскажет подробнее о своем обучении в Singularity University.

 

Смотрите на Zillion

 

Управление квалификацией сотрудников

 

 

Бренд-архитектура и управление портфелем бренда

Управление изменениями: 5 ключей к успеху

 
 

 

Комментируйте

Обсуждайте тему, обменивайтесь идеями. На образовательном ресурсе секция комментариев – инструмент коллективного обучения. Поэтому за каждый комментарий вы получаете зиллионы (ZL), которые можете потратить на просмотр экспресс-курса. Узнайте больше о программе «Накопление знаний»

Like & Share

 

Комментарии 0

Отправить комментарий на Facebook


Рекомендуем к просмотру
Тренды
Новое на Trendspot. Флэш-фикшн: твиттература, чат-книги, дрибл, драбл, 6 и 9. Создатель Telegram-канала «Кароч.» Дмитрий Соловьев рассказывает о микролитературе и фикшн-форсайте
26 августа 2017 г. 25,788
Тренды
Подписывайтесь на новый блог Trendspot by Zillion
13 августа 2017 г.
24,929
Менеджмент
Владимир Завертайлов: «Мой телефонный номер есть в подписи у всех менеджеров. Клиенты этим пользуются редко, но возможность такая есть»
12 июня 2017 г.
25,363
Управление проектами
Zillion.Quick: «Управление продуктом в Scrum», Роман Пихлер
8 июня 2017 г. 22,533
Управление проектами
Мемесы про пиэмов. Chapter 1: топ-5 Романа Вейнберга
18 мая 2017 г.
24,323
Управление проектами
Стейкхолдер-менеджмент. Как идентифицировать, анализировать и вовлекать стейкхолдеров в проект
15 мая 2017 г. 13,879
Управление проектами
Zillion.Quick: «Канбан» Дэвида Андерсона
6 мая 2017 г.
11,882
Бизнес и финансы
Артур Шомахов: «Бизнес – это деньги, поэтому день надо начинать с денег. Каждое утро у тебя должно обновляться понимание того, что творится с финансами»
9 сентября 2015 г. 27,537
Управление проектами
Zillion.Quick: «Мифический человеко-месяц» Фредерика Брукса
26 апреля 2017 г.
8,544
Управление проектами
Павел Капусткин: «Смотри, наиболее вредна для пиэма непродуктивная эмоция»
12 апреля 2017 г. 29,051
Управление проектами
Чем занимается Project Manager?
20 марта 2017 г. 37,632
Управление проектами
Zillion.Quick: «Корпорация гениев. Как управлять командой творческих людей», Эд Кэтмелл
9 марта 2017 г.
14,711
Управление проектами
Проектное мышление. Поиск инвестиций: зачем использовать CRM
23 февраля 2017 г. 11,666
Управление проектами
Надпрофессиональные навыки: управление проектами
22 февраля 2017 г.
11,217
Управление проектами
Управление проектами: как организовать путешествие
14 февраля 2017 г.
11,107
Развитие персонала
Zillion.Quick: синопсис + инфографика. «Лидер и племя. 5 уровней корпоративной культуры»
9 февраля 2017 г. 11,428
Образ жизни
Как пробежать свой первый марафон
19 января 2017 г. 14,566
Edutainment
10 самых читаемых материалов года
31 декабря 2015 г. 14,153